Рамзан Кадыров подогрел напряженность в отношениях Чечни и Дагестана, когда возложил всю ответственность за события 1999 года на дагестанскую сторону, считают опрошенные «Кавказским узлом» аналитики. Они сошлись во мнении, что Кадыров стремится лишний раз продемонстрировать свою лояльность Кремлю.

Рамзан Кадыров подогрел напряженность в отношениях Чечни и Дагестана, когда возложил всю ответственность за события 1999 года на дагестанскую сторону, считают опрошенные «Кавказским узлом» аналитики. Они сошлись во мнении, что Кадыров стремится лишний раз продемонстрировать свою лояльность Кремлю.

Как писал «Кавказский узел», в интервью, опубликованном 7 августа, Рамзан Кадыров, комментируя рейд боевиков 1999 года, назвал ложным тезис о том, что «чеченские террористы напали на Дагестан». Глава Чечни также провел параллель между событиями 20-летней давности и Кавказской войной XIX века, обвинив имама Шамиля в репрессиях против чеченцев за нежелание противостоять России. Муфтият Дагестана раскритиковал слова Кадырова об имаме Шамиле, а жители республики осудили Кадырова.

События 1999 года нельзя трактовать как нападение чеченцев на Дагестан, убежден Рамзан Кадыров. Он указал, что во вторжении участвовал отряды дагестанского идеолога ваххабизма Багаутдина Кебедова «Исламская армия Кавказа», «состоящие из жителей Республики Дагестан», и «Дагестанская повстанческая армия имама» под командованием дагестанца Магомеда Тагаева.

Большую роль в событиях августа 1999 года сыграл Шамиль Басаев, напомнил старший научный сотрудник Центра изучения проблем Кавказа МГИМО Ахмет Ярлыкапов.

«В этом вопросе, действительно, есть спорные моменты, но, когда мы говорим о вторжении, мы не говорим, что это сделал чеченский народ. Все понимают, что это были боевики, среди которых были в том числе и дагестанцы. Умалять роль и значение Басаева в этом вторжении не стоит: он играл большую роль в этом, он работал на то, чтобы интернационализировать этот конфликт, чтобы не только Ичкерия в этом участвовала, но и весь Северный Кавказ. Решение принималось руководством Ичкерии, и Басаев сыграл важную роль в этом, а без помощи Ичкерии это вторжение стало бы невозможным», — сказал Ярлыкапов корреспонденту «Кавказского узла».

Заявления Кадырова, вызвавшие негативную реакцию в Дагестане, укладываются в логику напряженных отношений, возникших между республиками из-за вопросов о границе, полагает он.

В январе власти Чечни и Дагестана договорились о демаркации границы между республиками. Дагестанская комиссия по вопросам демаркации границ выделяла восемь крупных приграничных спорных территорий. Процесс переговоров о границах был целиком закрытым, это вызвало в обществе недоверие. В ночь на 10 июня жители Кизляра снесли дорожный знак с надписью «Шелковской район» на окраине города. 17 июня спикер Народного собрания Дагестана Хизри Шихсаидов сообщил, что полпред президента в СКФО Александр Матовников решил приостановить демаркацию границы между Дагестаном и Чечней.

«Это заявление укладывается в рамки пиара в условиях этого спора, это идет в одном ряду. Конечно же, в контексте этого заявления необходимо принимать во внимание то, что происходит между двумя республиками», — сказал он.

Критику Кадырова в адрес имама Шамиля Ярлыкапов расценивает как попытку продемонстрировать лояльность. «Сам имам Шамиль тогда не разделял дагестанцев и чеченцев, Дагестан и Чечню, он всех считал мусульманами. Не стоит его действия рассматривать в современных реалиях, это неправильно. Этой критикой Кадыров хотел показать лояльность Чечни Кремлю в нынешней политической ситуации», — подчеркнул аналитик.

Инициаторами вторжения в Дагестан были дагестанские идеологи ваххабизма, но без помощи Ичкерии оно не состоялось бы, считает старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Михаил Рощин.

«Дагестанские ваххабиты стали инициаторами вторжения в Дагестан, но идея состояла в том, чтобы распространить на Дагестан то, что тогда было в Ичкерии — своего рода экспорт революции [из Ичкерии] в Дагестан. И надо отметить, что Басаев их активно поддерживал, это тоже факт. Вряд ли вторжение было бы возможным без помощи Ичкерии. Военную поддержку обеспечивали оттуда, а дагестанские ваххабиты обеспечивали идеологическую основу», — сказал политолог «Кавказскому узлу».

Рощин не исключает, что заявление Рамзана Кадырова обусловлено обострением отношений между Дагестаном и Чечней в связи с территориальными спорами. «Специалисты прогнозировали, что после конфликта с Ингушетией начнется территориальный спор с Дагестаном. Это заявление можно рассматривать как часть этой ситуации», — предположил он.

Аналитик согласен с мнением, что критика в адрес имама Шамиля призвана продемонстрировать преданность Кадырова федеральному руководству. «Из [версии Кадырова] получается так, что имам Шамиль хороших чеченцев спровоцировал, втянул в войну с царской властью. Здесь есть попытка все свалить на имама Шамиля и показать лояльность чеченской власти к Кремлю», — отметил Михаил Рощин.

Рамзан Кадыров решил «открыть новый сюжет в истории», формируя новую чеченскую национальную доктрину, считает политолог, координатор «Клуба экспертов Нижнего Поволжья» Андрей Серенко.

«Этот сюжет противоречит тому, что принято считать исторической правдой относительно этих событий. Это новый сюжет от Кадырова в привязке к 20-летию вторжения. Здесь [важен] не столько контекст территориальных споров между Чечней и Дагестаном, сколько стремление чеченской элиты и руководства взять лидерство не только в настоящем, но и в прошлом. Сегодня лидер Чечни настолько уверенно себя чувствует, что может позволить себе вносить корректировки в историю. Кадыров пытается слегка опустить значение образа Шамиля, который на Кавказе считается абсолютным героем и символом борьбы за независимость, хочет размыть этот образ», — сказал Серенко корреспонденту «Кавказского узла».

Вторжение в Дагестан не было чеченской инициативой, утверждает руководитель «Ассамблеи народов Кавказа» Руслан Кутаев. По словам Кутаева, инициатором вторжения стал один из идеологов северокавказских боевиков Багаутдин Кебедов. Именно Кебедов вместе со своими сторонниками из Дагестана и Чечни первым ушел в Цумадинский район, а затем убедил Басаева выйти на подмогу.

«Чеченцы не хотели идти туда, они знали, что это будет провокацией. Инициаторами были дагестанцы. А территориальные споры с Дагестаном сейчас не связаны с заявлением Кадырова, не стоит проводить параллели», — рассказал Кутаев «Кавказскому узлу».

Критику Кадырова в адрес имама Шамиля активист назвал безосновательной. «Имам Шамиль — один из сильнейших военачальников всего Кавказа, роль его просто неоценима. 25 лет войны с империей, которая побеждала турецкую и французскую армии. Под его руководством воевали чеченцы и им не было стыдно за это», — подчеркнул Кутаев.

Гор Алексанян

Оригинальный источник: Кавказский Узел