Более 120 тысяч человек собрались в центре Грозного в новогоднюю ночь, отчитались власти Чечни. Участвовать в праздничных торжествах сотрудникам бюджетных организаций пришлось под угрозой увольнений, рассказали грозненцы.

Как писал “Кавказский узел”, бюджетники в Чечне неоднократно сообщали, что под угрозой увольнения вынуждены посещать организованные властями мероприятия, такие как спортивные матчи, праздничные мероприятия, митинги или субботники.

Принятая в Чечне практика принуждения к посещению мероприятий ущемляет права людей, но федеральный центр не реагирует на это из-за особого статуса Рамзана Кадырова и его хороших отношений с Владимиром Путиным, сказал ранее “Кавказскому узлу” на условиях анонимности чеченский политолог. У властей Чечни “куда больше рычагов воздействия” на нежелающих посещать мероприятия, чем в среднем по России, уточнил ранее профессор Ставропольского госуниверситета, конфликтолог Юрий Ефимов.

Новогодняя ночь в Чечне прошла без происшествий, сообщил корреспонденту “Кавказского узла” представитель МВД республики.

По данным МВД по Чечне, на празднование Нового года в республике вышли более 400 тысяч человек. В частности, на центральной площади Грозного в Новый год собрались более 120 тысяч человек, включая туристов, сообщило 1 января ИА “Чечня Сегодня”.

Бюджетники рассказали об угрозах увольнений за неявку на елку

Работники школ в Грозном сообщили 31 декабря, что их вынуждают участвовать в новогодних торжествах, следует из публикации блогера Тумсо Абдурахманова в Telegram. “Тумсо, поздравьте нас. Всем учителям как минимум г. Грозного велено сегодня вечером 31 декабря собраться напротив мечети “Сердце Чечни”, изображать радость и счастье”, – говорится в сообщении.

Бюджетников принудили к участию в празднике, подтвердила сегодня корреспонденту “Кавказского узла” сотрудница одного из республиканских ведомств, Таиса. “Людей на новогодней елке в этом году действительно было очень много. Но это неудивительно. Согнали всех бюджетников, кого могли, на это мероприятие, привлекли студентов”, – рассказала она.

По словам женщины, она вместе с коллегами по указанию руководства поехала на центральную площадь Грозного, где была установлена главная елка республики. “Там главное было отметиться, представители от министерств контролировали, сколько человек и от какой организации прибыли. Отметились, прошли на площадь через кордоны полиции и металлодетекторы, побыли там минут 40 и потом разъехались по домам”, – сказала Таиса.

О том, что присутствие на площади было обязательным, сообщила и сотрудница бюджетной организации Жанна. “Тем, кто был против, просто предложили писать заявление на увольнение и сидеть дома. Понятно, что никто не отказался”, – сказала она корреспонденту “Кавказского узла”.

Работники одной из грозненских школ узнали о требовании руководства 30 декабря, уточнил сотрудник школы Султан. “Нам за день сказали, чтобы в новогоднюю ночь собрались у площади перед мэрией на елку. Кто не желает, может увольняться, участие строго обязательное. Столпотворение было в центре. Все кварталы, что к мэрии и мечети «Сердце Чечни» прилегают, были заставлены машинами и микроавтобусами. Плюс по всему периметру силовики. Пускали на площадь только через металлоискатели. Только после полуночи оттуда смогли уехать. И концерт был праздничный, и фейерверк”, – рассказал корреспонденту “Кавказского узла” Султан.

Новогодние торжества прошли под присмотром силовиков

Меры безопасности у главной елки республики были усиленными, подтвердил местный житель Лема. “По периметру площади оцепление полицейское было выставлено. Пускали только после проверки металлодетектором. Плюс еще пожарные машины на площади дежурили и машины скорой помощи. Машину пришлось за несколько кварталов оставить, потому как дороги все были перекрыты в центре”, – сказал он корреспонденту “Кавказского узла”

Силовики также проверяли содержимое сумок посетителей, уточнил грозненец Шамиль. “Мало того, что через металлодетектор пропускали, так еще потом (обыскивал) сотрудник (полиции). Проносить бутылки запрещалось. Девушек и их сумки сотрудницы полиции проверяли, женщины”, – сказал корреспонденту “Кавказского узла” житель Грозного.

Напомним, 28 ноября стало известно, что власти Грозного выделили более двух миллионов рублей на новогоднее оформление гордумы и представление для депутатов с участием Деда Мороза и Снегурочки. В тот же день была обнародована информация о том, что “для нужд администрации главы и правительства Чеченской республики” из бюджета дотационной республики выделено шесть миллионов рублей на новогодний концерт и праздничный ужин руководства Чечни.

Некоторые жители Чечни не одобрили празднование Нового года

Празднование Нового года для мусульманина является проявлением язычества, напомнил житель Чечни Мансур. “Не отмечал, не отмечаю, и отмечать (Новый год) не буду. Это для мусульманина харам (запретное). Дети тоже не отмечают, даже на утренники в школу не ходят. Как можно наряжаться и носиться вокруг елки с песнями? Верующий мусульманин не будет в этом участвовать, и своей семье не даст этого делать”, – сказал сегодня Мансур корреспонденту “Кавказского узла”.

Напомним, такую же точку зрения высказывали ранее “Кавказскому узлу” и другие жители Чечни. “Что такое Новый год, праздничная елка, хороводы, Дед Мороз, Снегурочка и всякие там сказочные персонажи? Это все следование языческим обрядам, из-за чего мусульманин может впасть в неверие… Поэтому в моем доме никогда не будет стоять новогодняя елка, и я не считаю Новый год праздником”, – сказал, в частности, местный житель Яхья.

Аналогичные мнения жителей Чечни привело 1 января “Кавказ.Реалии”. “Я смотрела проповеди многих богословов. Они говорят, что грех праздновать немусульманские праздники”, – процитировало издание 44-летнюю грозненку Залпу.

Студентка грозненского колледжа Асет, по ее словам, решила отпраздновать Новый год, несмотря на запрет. “Я знаю, что Новый год для мусульманина харам. Но мне просто нравится все, что связано с ним: обстановка, настроение новогоднее. Этот день не такой, как все остальные”, – привело слова студентки издание.

Традиция отмечать Новый год нередко становится на Северном Кавказе предметом “жарких баталий”, в которых участвуют представители властей, духовенства и общественности, указала в декабре 2014 года старший научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований РАН Наима Нефляшева. “Одни считают, что Новый год и украшение елки уже давно воспринимаются вне религиозного контекста, это светлая семейная традиция, важная скорее больше для детей, чем для взрослых… Другие считают, что Новый год, навязанный советским атеистическим режимом, – чуждый исламу праздник, корни которого уходят в языческую традицию”, – написала Нефляшева в своем блоге на “Кавказском узле”.

В конце декабря 2019 года сбор сведений о школьниках, не празднующих Новый год по религиозным убеждениям, вызвал у пользователей Facebook критику в адрес чиновников Эльбрусского района Кабардино-Балкарии. Педагоги намерены не оставлять детей “наедине с фанатиками-родителями”, объяснила инициативу антитеррористической комиссии представитель управления образования.

Интерес властей к школьникам, не празднующим Новый год, неуместен в светском государстве, пояснили “Кавказскому узлу” юрист Тимофей Широков и правозащитник Александр Верховский.

В Дагестане еще в 2013 году представители различных течений ислама призывали верующих не отмечать Новый год. В частности, представитель салафитского направления ислама Ахмад Анчихский указал, что празднование Нового года не является исламской традицией и не имеет исторического прошлого в Дагестане. Представитель дагестанского суфизма Сиражудин Ахмедов тогда же предупредил, что некоторые действия во время празднования Нового года могут “вывести человека из ислама”.

Оригинальный источник: Кавказский Узел