Опасения родственников о дальнейшей судьбе обвиняемого в терроризме и экстрадированного в Чечню Рамзана Ахъядова небезосновательны, так как на родине он может подвергнуться пыткам и незаконному уголовному преследованию, считают правозащитники.

Как писал “Кавказский узел”, 40-летнего уроженца Веденского района Рамзана Ахъядова, обвиненного в террористической деятельности, власти Грузии выдали России. Его родные выразили опасение в связи с его здоровьем и дальнейшей судьбой.

Рамзан Ахъядов обвиняется в террористической деятельности и связях с “Исламским государством”*, он попал в Грузию из Турции, сообщила вице-премьер Грузии, министр юстиции Тея Цулукиани. Ахъядов разыскивался по линии Интерпола по подозрению в том, что воевал на стороне “Исламского государства”* и вербовал людей”. Ахъядов свою вину не признает.

Если человек обвиняется в серьезных преступлениях, то его экстрадируют в страну, где это преступление было совершено, рассказала корреспонденту “Кавказского узла”  председатель комитета “Гражданское содействие” Светлана Ганнушкина. “То, что Грузия сейчас экстрадировала жителя Чечни, меня не удивляет”, – сказала она.

“Если к нам обращаются родственники, то мы следим за таким делом. Особенно, когда у нас есть основания предполагать, что имеется несправедливый суд, или выдвинутые против этого человека обвинения несправедливы, бездоказательны, и ему грозит опасность быть осужденным по политическим мотивам, тогда мы принимаем активное участие”, – пояснила Ганнушкина.

Она считает, что родственники должны проявить активность и сами обратиться за помощью к правозащитникам. Мы предлагаем адвоката, оплачиваем его услуги. Но мы должны знать, человек действительно ли виновен в том преступление, в котором его обвиняют, и вообще, было или нет это преступление”, – отметила она. “Любой человек, даже преступник, имеет право на справедливый суд. К сожалению, в России, как показывает действительность, невозможно рассчитывать на справедливый суд”, – сказала Ганнушкина.

Грузинская сторона неоднократно выдавала российским властям тех, кто обвинялся в террористической деятельности, как на территории России, так и за ее пределами, сказала корреспонденту “Кавказского узла”  директор Центра анализа и предотвращения конфликтов Екатерина Сокирянская. “Частота применения этой формы международного сотрудничества зависела от состояния отношений между Грузией и Россией”, – отметила она.

По словам Сокирянской, правозащитные организации стараются отслеживать дальнейшую судьбу человека, которого пришлось экстрадировать. “Но делать это сложно, особенно если человека пришлось выдать властям Чечни. Даже если его пытают, то его родственники стараются не жаловаться, боясь ухудшить и без того непростое положение человека. Тем не менее, какая-то информация все равно поступает”, – считает Сокирянская.

“Если его (Рамзана Ахъядова) экстрадировали в Чечню, то опасения обоснованны”, – сказала она. По словам Сокирянской, “трудно гарантировать, что… к этому человеку не будут применены пытки”.

Она рассказала, что отношение к кавказцам, осужденным по этой статье (о террористической деятельности) часто очень жестокое. “Отслеживать судьбу экстрадированных, которые отбывают наказание в колониях, достаточно трудно”, – отметила Сокирянская.

С сотрудниками правоохранительных органов Грузии у российских силовиков всегда было взаимопонимание, несмотря на общественно-политическую ситуацию, рассказал полковник полиции в отставке Хамзат Исрапилов. По его словам, после первой чеченской войны некоторые участники боевых действий скрывались в Панкисском ущелье. “К ним отношение в Грузии было лояльным, но были такие полевые командиры, которых Россия обвиняла в жестоких преступлениях. Они были также экстрадированы”, – вспоминает Хамзат Исрапилов.

Первая чеченская война продолжалась с декабря 1994 года по август 1996 года.По данным МВД России, в 1994-1995 годах в Чечне погибли в общей сложности около 26 тысяч человек, в том числе 2 тысячи человек российских военнослужащих, 10-15 тысяч – боевиков, а остальные потери – мирные жители. Хроника событий, предварявших начало войны, и описание хода боевых действий вплоть до “новогоднего” штурма Грозного 31 декабря 1994 года представлены “Кавказским узлом” в материале “Как начиналась первая чеченская кампания (декабрь 1994)”. Штурму Грозного российскими федеральными силами посвящен отдельный материал “Новогодний штурм Грозного (1994-1995)”.

“Нужно, чтобы защита Рамзана Ахъядова обратилась в Европейский суд с ходатайством о принятии обеспечительных мер в отношении него”, – считает адвокат центра “Содействие международной защите” Вера Гончарова. По ее словам, обеспечительные меры, применяемые в соответствии с правилом 39 регламента Европейского суда по правам человека, обычно заключаются в запрете государству совершать противоправные действия, которые могут привести к причинению непоправимого вреда здоровью экстрадированного.

“Европейский суд, конечно, не может остановить экстрадицию, но может предотвратить пытки. Принятие обеспечительных мер послужит гарантией, что об этом человеке будут знать и отслеживать его пребывание в местах содержания под стражей”, – отметила Гончарова.

Она предположила, что Ахъядова отправят сначала в Москву, а если предполагаемое преступление было совершено на Северном Кавказе, в частности, в Чечне, то его, по всей вероятности, затем этапируют в Грозный. “За время перемещения его из Грузии в Россию есть опасность, что в отношении него будет применяться недозволенные методы, а отследить это не представляется возможным”, – сказала Гончарова.

* – ИГ (“Исламское государство”, ранее ИГИЛ) – организация признана террористической и запрещена в России судом.

Оригинальный источник: Кавказский Узел