Поездка в Грозный ради примирения с Магомедом Даудовым стала для ингушской семьи Гелисхановых способом избежать проблем. Этот случай не скажется на отношении двух народов, полагают опрошенные “Кавказским узлом” кавказоведы.

Как писал “Кавказский узел”, житель Ингушетии, которому спикер парламента Чечни назначал встречу на границе республик, сам приехал к Магомеду Даудову со своим отцом. Даудов утверждает, что молодой человек извинился перед ним, хотя на опубликованном видео встречи никаких слов не слышно.

Вечером 26 сентября спикер парламента Чечни опубликовал в соцсети видео о том, что приехал на границу с Ингушетией для встречи с жителем соседней республики. “Председатель одного из российских региональных парламентов приехал на “стрелку” с каким-то жителем Ингушетии и недоумевает, почему житель Ингушетии не явился на разборки”, – описал чеченский блогер Тумсо Абдурахманов смысл видео. Пользователи соцсетей раскритиковали Даудова за использование нецензурной лексики, а опрошенные “Кавказским узлом” востоковеды назвали поведение Даудова неподобающим его статусу.

Встреча Магомеда Даудова с Магомед-Басиром Гелисхановым и его отцом Абу-Бакаром демонстрирует, что руководство Чечни не намерено оставлять без реакции ни одно заявление в свой адрес, считает директор Центра анализа и предотвращения конфликтов Екатерина Сокирянская.

“Чеченская власть в лице Магомеда Даудова и Рамзана Кадырова пытается всем дать понять, что они не оставят без внимания высказывания в свой адрес со стороны людей, которые находятся как в Чечне, так и в соседних республиках. Такая дворовая культура: чтобы тебя считали сильным, ничего нельзя пропустить на своей территории или на близлежащей. Эта история показывает, что чеченская власть способна вызвать к себе на ковер людей за пределами Чечни”, – сказала она “Кавказскому узлу”.

По ее мнению, Магомед Даудов оказался в нелепой ситуации, когда приехал на встречу с Гелисхановым, а тот просто не пришел. “Еще и Тумсо Абдурахманов поерничал на эту тему,  – а на его высказывания очень болезненно реагируют. Это была большая потеря имиджа для Лорда, и он этого просто так оставить не смог. Но я бы не делала серьезных обобщений по поводу этой ситуации и не экстраполировала ее на взаимодействия между народами”, – отметила Сокирянская.

Правозащитница обратила внимание, что семья Гелисхановых выступает в этой ситуации только от своего имени, а не от имени всего ингушского народа. “Они не представляют людей, которые выходили на протесты в Ингушетии. Семья блогера посчитала, что его высказывания были оскорбительными, а поведение недостойным, и они не хотят последствий – понятно, что с такими людьми [как Даудов] враждовать нельзя, живя по соседству. Это скорее история конкретной семьи, которая приняла такое решение. Я бы не стала говорить, что этот случай показывает какие-то тектонические изменения в отношениях между двумя народами”, – подчеркнула она.

Сокирянская также добавила, что не помнит случаи, когда сын с отцом из другого региона приезжали в Чечню улаживать конфликт. “Вайнахские старейшины, – не все, конечно, но в целом очень осторожны и в последние десятилетия стараются избегать конфликтных ситуаций. Здесь понятно, что последствия могли быть очень серьезными, поэтому было принято решение приехать в Чечню. Я не вижу здесь иного формата отношений, тем более не вижу восстановления отношений со старейшинами”, – заключила она.

История с Гелисхановыми показывает, что Чечня – особенный регион России, считает старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Михаил Рощин. “Это субъект, не похожий на других: сюда приезжают, извиняются и уезжают, видимо, стараясь избежать проблем. Этот случай также показывает, что уже не только перед Рамзаном Кадыровым надо извиняться, но и перед Даудовым. Не думаю, что семья Гелисхановых кого-то предупредила или сообщила о своем визите в Чечню, скорее, они сами приняли такое решение”, – сказал он “Кавказскому узлу”.

Сам по себе конфликт между блогером и Даудовым не отражает отношений между ингушами и чеченцами, считает политолог.

“Отец поступил согласно горским традициям: приехал и решил вопрос вместо своего сына, взял ответственность на себя. Но мне кажется, что это [все равно] давление на людей – они опасаются чего-то и принимают решение извиниться. Нельзя сказать, что влияние Кадырова и Даудова распространяется на простых жителей Ингушетии – это просто выбор, иметь проблемы или решить проблему и жить спокойно. Отец блогера решил, что раз сын вызвал раздражение спикера парламента Чечни, то надо съездить и решить вопрос – тем более что блогер один раз обещал прийти на встречу, но не пришел”, – отметил он.

Рощин не видит в этой ситуации повода для ухудшения или улучшения отношений между Ингушетией и Чечней. “Выстроилась система извинений, и она касается не только ингушей. Извиняются разные люди из разных регионов и даже из других стран. Рассматривать отношения ингушей и чеченцев или сложившуюся ситуацию между двумя республиками в контексте этой встречи не очень корректно. Этот случай никак не повлияет на ситуацию и отношения между этими субъектами”, – заключил он.

Отец блогера взялся решать конфликт сына с Даудовым, поскольку уважительное отношение к старшим – одна из фундаментальных основ морали и чеченцев и ингушей, отмечает президент Ассамблеи народов Кавказа Руслан Кутаев. “Не важно, кто куда приехал, Кадыров и Даудов в Ингушетию или ингуши в Чечню,  в любом случае к старшим относятся с уважением”, – сказал он “Кавказскому узлу”.

Руководство Чечни пытается показать, что имеет достаточную силу для подавления критиков, но сложившаяся система извинений изжила себя, полагает он.

“Если даже президент Польши или Франции принесет извинения [Кадырову], это не будет интересно, сегодня никто этому не удивится. Однако чеченские власти не видят никакого другого способа влиять на людей и их активность. Они думают, что такие профилактические действия могут решить проблему недовольства жителей Чечни по поводу коррупции, похищений, внесудебных расправ – эти проблемы обсуждаются в республике не только в узком кругу людей, а уже в магазинах, на улице, в обществе в целом”, – отметил Кутаев.

О практике публичных извинений критиков властей Чечни, а также авторов жалоб на коррупцию и произвол чиновников говорится в справке “Кавказского узла” “Мода на извинения: от Чечни до самых окраин”. Новости об этом “Кавказский узел” отслеживает на тематической странице “Кого Кавказ извиняться заставляет”.

Кутаев не смог припомнить подобных случаев, когда отец приезжал вместе с сыном урегулировать конфликт с чеченским руководством. Он разделяет мнение, что этот визит ингушей к Даудову не надо рассматривать в контексте отношений двух народов.

“Власти Чечни не хотят показать, что имеют влияние также на ингушей и на республику. Это просто свидетельство того, что каждый, вне зависимости от этнического происхождения, должен извиниться перед руководством Чечни за высказывания, которые не понравятся им. Не важно, ингуш ты, русский, чеченец. А что касается вопроса, к чему могут привести такие визиты – ни к чему новому. Ситуация может ухудшиться, только если будет применение физической силы, – вот тогда ситуация выйдет из-под контроля”, – полагает Руслан Кутаев.

Отношения Чечни и Ингушетии остаются, по мнению Кутаева, стабильными, и даже смена главы одной из республик на них не сказалась. Махмуд-Али Калиматов, который возглавил Ингушетию в июне, не выстраивает самостоятельной внешней политики, уверен он.

“Это обманчивое мнение, что главы республик строят самостоятельную политику, самостоятельно решают, с каким регионом взаимодействовать, а с каким нет. Они выполняют то, что им спущено сверху, из Кремля. Современные главы регионов ничего не могут самостоятельно, поэтому со сменой главы Ингушетии отношения между республиками не изменились”, – заключил он.

Гор Алексанян

Оригинальный источник: Кавказский Узел