Число сообщений о нападениях на силовиков в Ингушетии выросло после того, как республику возглавил Махмуд-Али Калиматов, обратили внимание правозащитники. Рост числа вооруженных инцидентов не повлияет на отношение Кремля к Калиматову, поскольку тот не в силах изменить ситуацию, предположил востоковед Ахмет Ярлыкапов. Власти республики могут решить проблему занятости молодых людей и отвлечь их от радикальных идей, не согласился руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок.

Как писал “Кавказский узел”, 17 августа в лесу около села Галашки Сунженского района силовики нашли схрон с боеприпасами, после чего были обстреляны. Начав поиски боевиков в этом районе, они убили двух человек, оказавших вооруженное сопротивление. Осмотрев убитых, силовики нашли табельный пистолет, который мог принадлежать застреленному три недели назад росгвардейцу Увайсу Алиеву, сообщили источники. По их словам, всего нападавших было пятеро.

Офицер Росгвардии Увайс Алиев был застрелен вечером 28 июля на окраине села Яндаре в Назрановском районе. По мнению силовиков, к убийству могут быть причастны члены группировки боевиков Аслана Бютукаева.

Участившиеся спецоперации, в которых гибнут люди, говорят о том, что ситуация в республике ухудшается, считает руководитель местного отделения Правозащитного центра “Мемориал” Тимур Акиев. “В Ингушетии за последние годы население отвыкло от таких спецопераций… Выявлялись какие-то незначительные «спящие» ячейки, члены которых ничего не совершали и ни на кого не нападали. Возможно, по версии спецслужб, они и готовились что-то предпринять, но превентивные действия силовиков предотвращали преступление. […] Мы давно живем мирной жизнью, период нестабильности остался в прошлом. К сожалению, получается, что это не так: до стабильности еще далеко”, – сказал Акиев корреспонденту “Кавказского узла”.

В целом за последние два-три года подобных спецопераций в Ингушетии “стало значительно меньше”, заметил юрист правозащитной организации “Машр” Руслан Муцольгов. “Они, конечно же, были, но не так часто, как в последние три-четыре месяца”, – сказал Муцольгов корреспонденту «Кавказского узла».

Согласно подсчетам “Кавказского узла”, перестрелка в Галашках стала шестым нападением на силовиков в Ингушетии с начала года. В разделе “Северный Кавказ – статистика жертв” “Кавказский узел” также публикует информацию о жертвах вооруженного конфликта в республике.

Обычно о спецоперации и ее подробностях жители узнают из сообщений силовых структур, подчеркнул правозащитник. Он считает, что люди перестали верить власти в республике. «Связано это с тем, что руководство республики остается глухим к запросам общества по судьбам наших лидеров [протеста], которые находятся под арестом. От руководства республики нет вообще никакой реакции на наши запросы, нет никакого диалога власти с общественностью, поэтому нет никакого доверия населения к республиканской власти. И на этом фоне происходят спецоперации, гибнут люди… Тем сведениям, которые озвучивают силовики, люди не верят. Есть у нас опыт многих лет, когда озвучивают результаты спецопераций, но оказывается, что многое не соответствовало действительности”, – сказал он.

В сентябре будет год, как Махмуд-Али Калиматов стал главой Ингушетии, напомнил Руслан Муцольгов. “Мы надеялись, что с его приходом наступит время перемен в лучшую сторону. Не получилось. По-прежнему в республике дефицит рабочих мест, во многих селах проблемы с водой. Перечислять все наши беды и проблемы – времени не хватит”, – посетовал правозащитник.

Рост числа спецопераций не повлияет на отношение Москвы к Калиматову

Появление на территории республики групп вооруженных людей и спецоперации силовиков никак не изменят отношение федерального центра к главе Ингушетии, предположил эксперт Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Ахмет Ярлыкапов.

“Я думаю, Москва понимает, что в данном случае не в силах руководитель региона влиять на ситуацию. То, что сейчас происходит – процесс объективный, и он не связан непосредственно с какими-либо действиями руководителя республики. Нынешняя ситуация – показатель системных проблем, связанных со спадом активной деятельности ИГИЛа (“Исламское государство”, ранее ИГИЛ – террористическая организация, запрещенная в России судом. – Прим. “Кавказского узла”). Нестабильная Сирия «высасывала» радикально настроенных молодых людей с Северного Кавказа, из Средней Азии, Башкирии и Татарстана. […] Сейчас, хотя в Сирии по-прежнему сохраняется нестабильная обстановка, стало гораздо сложнее туда приехать и там внедриться. Все эти радикальные группы дробятся, никто ничего не знает, нет единого координирующего органа. В свое время у “Исламского государства”* была очень хорошая инфраструктура, и она четко работала по привлечению людей извне. Сейчас такой инфраструктуры ни в Сирии, ни вообще на Ближнем Востоке нет”, – пояснил корреспонденту “Кавказского узла” Ахмет Ярлыкапов.

При этом люди, которые были готовы поехать в Сирию и там воевать на стороне боевиков, остались, указал эксперт. “Они группируются, уходят в лес и проявляют себя таким вот образом, как в Ингушетии: нападают на представителей силовых структур, готовят террористические акты. Москва понимает, что Калиматов, который в должности главы республики без малого год, не в силах решить эту проблему”, – сказал Ярлыкапов.

Было бы ошибкой считать, что нападения на силовиков как-то связаны с влиянием вирда баталхаджинцев, подчеркнул востоковед. По его словам, преследование баталхаджинцев – это “внутренняя проблема, борьба за ресурсы”.

Баталхаджинцами, или белхароевцами называют членов братства Батал-хаджи, которое имеет большое влияние в современной Ингушетии. Батал-хаджи Белхороев — ингушский шейх, основатель одной из кадиритских ветвей (вирдов), последователь шейха Кунта-хаджи, сообщается в опубликованной на “Кавказском узле” справке “Батал-хаджи и его последователи”.

“Ингушетия – очень маленькая республика, вот за эти ресурсы и идет борьба. Это все внутренняя борьба, и к лесу она не имеет никакого отношения. А вооруженные группы, которые находятся в подполье и нападают на представителей правоохранительных органов, появились и действуют против власти, против системы, потому что им некуда деваться, негде приложить свои силы. Раньше они отправлялись в Сирию, а теперь туда дороги нет”, – пояснил Ярлыкапов.

Властям Ингушетии следует решить проблему занятости молодежи

В республиках Северного Кавказа достаточно много радикальной молодежи, считает руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок. “Среди них есть те, кто побывал в Сирии и теперь для других молодых людей является чуть ли не героем и наставником. Молодые люди тянутся к таким вот «героям». Потому что у них, кроме телефона и общения с ему подобными парнями и с теми, кто уже повоевал в Сирии, больше нет никаких контактов. Они могут организовать группу и под руководством наставника совершить нападение на сотрудников полиции. Как это было в соседней Чечне, где подростки напали на сотрудников ДПС с ножами”, – сказал корреспонденту “Кавказского узла” Анатолий Цыганок.

Властям Чечни, Ингушетии, Дагестана и Кабардино-Балкарии следует проявлять креативность, участвовать в решении семейных конфликтов и поддерживать молодежные проекты, чтобы снизить влияние радикальных идей на жителей республик, указал в январе 2019 года Центр анализа и предотвращения конфликтов в докладе о причинах и факторах радикализации жителей Северного Кавказа.

Из-за высокого уровня безработицы молодежи в Ингушетии “негде приложить свои силы, знания”, считает Цыганок. “Они видят, что их родители сталкиваются постоянно с несправедливостью, социальным неравенством. И они знают, что дальнейшая их судьба будет мало чем отличаться от судьбы их родителей. Этих ребят легко уговорить на любое дело. Главе Ингушетии нужно уделять особое внимание этой части населения республики. То, что в горах Ингушетии нашла приют [группировка] Бютукаева, это очень тревожный звоночек для тех чиновников, которые занимаются проблемами молодежи. Потому что, если вовремя не занять этих парней, которым от 17 до 20 лет, то их перехватят люди Бютукаева”, – сказал эксперт.

* “Исламское государство” (ИГ, ранее ИГИЛ) признано террористической организацией и запрещено в России решением суда.

Оригинальный источник: Кавказский Узел