В период режима самоизоляции удвоилось число обращений за юридической помощью от жительниц Северного Кавказа, пострадавших из-за насилия в семье. К врачам и в полицию обращались не все пострадавшие, но обращения к правоохранительным органам не помогли жертвам насилия, говорится в совместном докладе “Правовой инициативы” и шести правозащитных организаций.

Как сообщал “Кавказский узел”, в конце июня правозащитники назвали критической ситуацию с правами женщин на Северном Кавказе. Традиции и обычаи большинства регионов Северного Кавказа предрасполагают к насилию по отношению к женщинам в семье, а власти считают рукоприкладство со стороны мужа нормой, а жертвы насилия не готовы идти в полицию, констатировали они.

Правозащитники зафиксировали увеличение числа жалоб на домашнее насилие в России в период карантина. Количество обращений женщин на всероссийский телефон доверия в мае 2020 года увеличилось по сравнению с февралем на 74%, сообщила представитель центра по предотвращению насилия “Анна” Наталья Войкова.

Семь общественных организаций подготовили доклад о домашнем насилии в условиях пандемии COVID-19 в России и направили его в Совет Европы. В подготовке документа участвовал Центр помощи пострадавшим от домашнего насилия “Анна”, Консорциум женских неправительственных объединений, «Правовая Инициатива», и другие объединения, текст доклада опубликован на сайте правозащитной организации “Зона права”.

Правительства большинства стран – членов Совета Европы самостоятельно направили в Страсбург отчеты о мерах по борьбе с семейно-бытовым насилием в условиях карантина еще весной, но российские власти не сделали этого до сих пор, отмечают авторы доклада – адвокаты Ольга Карачева и Светлана Громова. Они пришли к выводу, что в период карантина пострадавшим стало намного сложнее, чем раньше, “обратиться в полицию, найти убежище и даже просто выйти из дома”.

Основной вывод доклада заключается в том, что в России нет комплексного подхода к предупреждению домашнего насилия и защите пострадавших от него. В результате женщины подвергаются большому риску и сильно ограничены в возможностях для защиты своих прав.

Отдельные фрагменты доклада посвящены ситуации на Северном Кавказе, где весной 2020 года резко выросло число обращений за помощью. Информацию о положении женщин в регионе обобщил проект “Правовая инициатива”, получающий сведения от партнерских организаций.

Количество обращений за юридической помощью от женщин, пострадавших от домашнего насилия в северокавказском регионе, в апреле и мае 2020 года “увеличилось на 100%”, – то есть выросло вдвое. Точные цифры – сколько жалоб поступало ранее, а сколько в апреле и мае – не приводятся.

“При этом наблюдается повышенная частота случаев сексуального насилия, например, изнасилований в браке. Во всех случаях обратившиеся страдали от хронического насилия в семье, которое длилось много лет и усилилось в период карантина”, – говорится в докладе.

В течение апреля и мая правозащитники организовали эвакуацию для 9 жительниц Северного Кавказа, которые пострадали от домашнего насилия и находились под наибольшей угрозой. Эвакуации пострадавших осложнялись и переносились, так как водители такси испытывали сложности с получением пропусков для передвижения по региону во время карантина.

Женщины, чье поведение родственники сочли позором для рода, на Кавказе могут стать жертвами так называемых “убийств чести”. Эти убийства совершают сами родственники, чаще всего отец или брат. По мнению правозащитницы Светланы Анохиной, следует отказаться от термина “убийство чести”, звучащего как нечто социально одобряемое, говорится в подготовленной “Кавказским узлом” справке “Убийства чести” на Северном Кавказе”.

“В мае было оказано 70 консультаций по телефону, большинство из которых касались ситуаций с насилием в семье, включая насилие в отношении детей”, – отмечается в исследовании.

Представители НПО заявляют “об усилении преследования и устрашения как форм домашнего насилия”. Полиция, по данным правозащитников, не реагируют на обращения женщин за помощью должным образом, при том, что за помощью обращаются далеко не все – некоторые женщины старались минимизировать социальное взаимодействие из-за угрозы COVID-19, поэтому не заявляли о фактах домашнего насилия в полицию и не обращались за помощью к врачам.

История убитой жительницы Гудермеса попала в доклад о семейном насилии на карантине

По данным правозащитников, пострадавшие женщины столкнулись с “тяжелыми формами домашнего насилия” именно в условиях самоизоляции, однако смягчение введенных из-за COVID-19 ограничений к середине июня не улучшило ситуацию. В качестве примера они приводят информацию о гибели в середине июня жительницы Гудермеса, которая, по сообщениям родственников, была жестоко избита мужем – в связи с ее гибелью никто не был арестован.

Жительница Гудермеса Мадина Умаева, чья смерть привлекла общественное внимание в Чечне после ночных похорон, много раз пыталась уйти от мужа из-за побоев и жаловалась родным на свекровь. Мать Мадины считает, что мужа дочери пытаются выгородить, поскольку тот военный. Поводом для семейной ссоры, по словам матери, стала покупка ее дочерью телевизора на детское пособие. Свекровь умершей подтвердила в эфире ЧГТРК “Грозный”, что выказывала невестке недовольство по поводу этой покупки.

20 июня тело молодой женщины эксгумировали. Мать умершей заявила после эксгумации, что видела шрам и кровоподтеки на теле дочери, однако 23 июня на встрече в мэрии Гудермеса с участием главы Чечни женщина извинилась за эти слова. Извинения принес и дядя умершей, это было показано в эфире чеченской гостелекомпании. Глава МВД Чечни Руслан Алханов заявил, что признаков насильственной смерти на эксгумированном теле нет, а пользователи Instagram предположили, что извинения матери умершей не были добровольными.

На встрече с родными умершей жительницы Гудермеса Рамзан Кадыров призвал женщин терпеть побои от мужей. По словам главы Чечни, женщина обязана “цепляться за брак”, а если супруг избивает ее – “относиться с пониманием” к этому. Столь толерантное отношение к домашнему насилию неприемлемо и противоречит общественной морали Северного Кавказа, заявили опрошенные “Кавказским узлом” правозащитники.

“Кавказский узел” в июле писал о другом примере безразличного отношения властей к проблеме домашнего насилия на Северном Кавказе. Жительница Махачкалы Гулля Казанбиева обращалась в полицию из-за преследований со стороны бывшего мужа, который жестоко избивал ее даже после развода, но следствие квалифицировало домашнее насилие по слишком мягкой статье. Дагестанка, которая попала в реанимацию после нападения бывшего мужа, опасается за свою жизнь, однако жалобы в Следком игнорируются, сообщили адвокаты.

Оригинальный источник: Кавказский Узел