На встрече с родными умершей жительницы Гудермеса Рамзан Кадыров призвал женщин терпеть побои от мужей. Столь толерантное отношение к домашнему насилию неприемлемо и противоречит общественной морали Северного Кавказа, заявили опрошенные “Кавказским узлом” правозащитники.

Как писал “Кавказский узел”, прокурор Чечни инициировал проверку по сообщениям об убийстве жителем Гудермеса своей жены. 20 июня тело молодой женщины эксгумировали. Мать умершей заявила после эксгумации, что видела шрам и кровоподтеки на теле дочери, однако 23 июня на встрече в мэрии Гудермеса с участием главы Чечни женщина извинилась за эти слова. Извинения принес и дядя умершей, это было показано в эфире чеченской гостелекомпании. Глава МВД Чечни Руслан Алханов заявил, что признаков насильственной смерти на эксгумированном теле нет. Пользователи Instagram предположили, что извинения матери умершей не были добровольными.

Ранее мать молодой женщины выразила возмущение репортажем ЧГТРК “Грозный” о смерти ее дочери. Она заявила, что мужа дочери пытаются выгородить, поскольку тот силовик. Пользователи соцсетей обратили внимание, что похороны прошли ночью, хотя в республике такое не практикуется. Имам, который совершал похоронный обряд, объяснил это жаркой погодой. Руководству республики не выгодно расследование, которое может доказать вину силовика, указал президент Ассамблеи народов Кавказа Руслан Кутаев.

Чеченские власти приняли сторону мужа умершей жительницы Гудермеса, поскольку Рамзан Кадыров и его приближенные идейно оправдывают избиение женщины в семье, считает председатель комитета “Гражданское содействие” Светлана Ганнушкина.

“Он (Кадыров) говорит, что женщина должна цепляться за брак, но почему женщина должна цепляться за мужа и брак, если ее избивают? Он говорит, что женщина должна с пониманием относиться к тому, что муж ее бьет. Такие высказывания Кадырова делают его (ответственным за) убийства, – это конкретное убийство и убийства, которые произойдут в будущем”, – сказала Светлана Ганнушкина “Кавказскому узлу”.

Правозащитница не связывает насилие в семье умершей с профессией ее мужа, контртеррористической повесткой и немотивированным насилием, которое практикуют силовики. Причиной трагедии стали наклонности конкретного человека, полагает она. “Не все силовики такие, в Чечне много порядочных представителей правоохранительных органов. Проблема в том, что силовики начинают вести себя подобным образом, когда им развязывают руки. Вдобавок ко всему Рамзан Кадыров старается блокировать любую информацию о насилии со стороны силовиков, он считает это негативной информацией”, – сказала Ганнушкина.

На Северном Кавказе достаточно распространено мнение, что домашнее насилие в определенных случаях оправданно, но такие взгляды разделяют далеко не все, отметила глава “Гражданского содействия”.

“Есть такие семьи, где могут оправдать домашнее насилие. Такое встречается не только в Чечне, но и в целом на Северном Кавказе, и обычно принято не предавать огласке такие случаи, а тех, кто осмеливается делать это, могут наказать. Если говорить про этот случай, то по логике Кадырова и его окружения, мать женщины должна была молчать, ничего и никому не говорить про смерть своей дочери. Однако я хочу особо подчеркнуть, что в Чечне и в других республиках Северного Кавказа есть мужчины, которые считают позором применение силы против женщины, и таких семей немало”, – сказала правозащитница.

Умершая жительница Гудермеса много раз пыталась уйти от мужа из-за побоев и жаловалась родным на свекровь, но возвращалась в дом супруга ради своих троих детей. “Она говорила, что когда муж избивает ее, становится как будто неуправляемым, невменяемым, как зверь. Говорила, что не может с ним больше жить. Несколько раз от него уходила и всегда возвращалась – старшие вмешивались, старики, давили, мол, женщина должна быть замужем. И ради детей она каждый раз возвращалась, дети ведь всегда оставались в семье мужа”, – рассказала двоюродная сестра девушки Малика Аюбова корреспонденту “Кавказского узла”.

Очевидных причин защищать мужа умершей женщины у Рамзана Кадырова нет, считает аналитик Правозащитного центра “Мемориал” Оюб Титиев. “По моей информации, у мужа умершей нет никаких влиятельных родственников, он сам не является значимым человеком. Местные мне сообщили, что он вообще нигде не работает”, – сказал Титиев “Кавказскому узлу”.

Для большинства населения Чечни и других республик Северного Кавказа домашнее насилие не может быть оправдано никакими обстоятельствами, уверен он.

“Выдумки, что домашнее насилие оправдывают: в нормальных, адекватных семьях это невозможно, такое происходит у больных людей. Какой нормальный человек может оправдать домашнее насилие? Для адекватного человека это всегда неприемлемо, он никогда не будет оправдывать насилие своими традициями и обычаями. И нормально, когда родственники говорят о проблеме, рассказывают СМИ об этом. Ненормально, когда (их) за это наказывают”, – подчеркнул он.

Для Рамзана Кадырова и его окружения было бы логично, если бы мать умершей молчала и не рассказывала никому про смерть дочери, отмечает Титиев. “Но у нее горе, она попросила помочь, обратилась к главе. К кому она еще могла обратиться, если все вопросы в республике решает один человек? Но не он должен заниматься такими вопросами, этим должны заниматься правоохранительные органы. И в целом, по логике руководства, женщина должна была молчать, никому не рассказывать про свое горе”, – заключил правозащитник.

В чеченском обществе допустимо жесткое наказание за определенное поведение женщины, но не прощается безосновательное насилие над женщиной, объяснил президент Ассамблеи народов Кавказа Руслан Кутаев.

“Например, когда женщина изменяет мужу, гуляет на стороне, позорит мужа и свой род, тогда общество с пониманием и даже с одобрением относится к применению насилия. Но в данном случае общество не одобряет насилие, в результате которого умерла эта молодая женщина. Если у этой женщины влиятельный род, то они могут добиться наказания за смерть”, – сказал “Кавказскому узлу” Кутаев.

Женщины, чье поведение родственники сочли позором для рода, на Кавказе могут стать жертвами так называемых “убийств чести”. Эти убийства совершают сами родственники, чаще всего отец или брат. По мнению правозащитницы Светланы Анохиной, следует отказаться от термина “убийство чести”, звучащего как нечто социально одобряемое, говорится в подготовленной “Кавказским узлом” справке “Убийства чести” на Северном Кавказе”.

По логике Рамзана Кадырова, мать умершей не должна была обнародовать эту историю, подтвердил он. “Но это не тот случай, когда мать могла молчать. Чеченское общество часто не прощает насилия в отношении женщин. Если мужчина избил, унизил женщину, то ее родственники, братья могут постоять за свою родственницу и потребовать объяснений. Если она изменила, тогда одна ситуация, а когда нет никаких подобных оснований, то муж, избивший жену, столкнется с большими проблемами. Поэтому мне кажется, что эта история еще не закончена. Родственники женщины еще потребуют ответа от мужа умершей”, – предположил глава Ассамблеи народов Кавказа.

Официальные органы власти Чечни пока не обнародовали результатов судебно-медицинской экспертизы эксгумированного тела умершей жительницы Гудермеса. На сайтах следственного управления СКР по Чечне, республиканского МВД и прокуратуры Чечни, по состоянию на 00.00 мск 26 июня, нет никаких сведений об итогах экспертизы.

Мать жительницы Гудермеса заставили извиниться и оговорить себя, заявил блогер Тумсо Абдурахманов после репортажа чеченского ТВ о встрече с участием родных умершей и Рамзана Кадырова. По его словам, единственное, что волнует общественность – от чего умерла женщина, а после этой встречи никто уже не поверит результатам экспертизы. Тумсо также считает, что родственников женщины запугали, поэтому они не будут настаивать на дальнейшем расследовании.

Гор Алексанян

Оригинальный источник: Кавказский Узел