Опередив других губернаторов с отменой масочного режима, Рамзан Кадыров пытается показать федеральному центру, что в Чечне раньше всех преодолели эпидемию коронавируса, указали востоковед Михаил Рощин и правозащитница Светлана Ганнушкина.

“Кавказский узел” писал, что Рамзан Кадыров 10 февраля объявил об отмене обязательного ношения масок в общественных местах и снятии ограничений на пересечение границы региона. Распоряжение об отмене масочного режима вошло в противоречие с заявлением главы Роспотребнадзора о преждевременности таких послаблений. Жители Чечни написали в Instagram, что давно ждали отмены обязательного ношения масок в общественных местах.

Первым регионом, объявившим об отмене масочного режима, стала Удмуртия, но фактически Чечня стала первым регионом, где режим отменен. Глава Удмуртии Александр Бречалов объявил о своем решении 9 февраля, указав, что ограничения будут сняты 12 февраля, пишет РБК. Рамзан Кадыров в своем Telegram-канале заявил об отмене обязательства носить маски 10 февраля, отменив ограничения в тот же день.

Кадыров решил раньше всех объявить об отмене ограничений, зная, что эпидемиологическая ситуация улучшается по всей России, считает старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Михаил Рощин.

“Кадыров – это человек с хорошим политическим чутьем. Он понимает, что ситуация с эпидемией улучшается во всей России, и скоро везде ограничения будут постепенно сниматься. Поэтому он решил раньше всех объявить об этом. Это больше такое выверенное политическое заявление с целью показать, что Чечня – первый такой регион. Для него важно, чтобы республика опережала остальные регионы в разных сферах. Тем более, что Чечня не такая уж и густонаселенная республика. Там объективным образом легче бороться с пандемией”, – сказал Рощин корреспонденту “Кавказского узла”.

По словам эксперта, решение Кадырова оправдывает себя, поскольку “уже второй день в новостях упоминаются два региона” – Чечня и Удмуртия. “Все говорят о них, указывая, что там ситуация с эпидемией – самая лучшая, и там практически нет вируса. Правда, не понятно, где лучше – в Чечне или Удмуртии. Чечня позже Удмуртии заявила об отмене, но раньше отменила обязательное ношение масок. Как бы да – выиграла в дате отмены. Это тоже определенный показатель для Кадырова. В российских реалиях не только Кадырову, но и многим другим политикам важно быть первыми, лидирующими”, – подчеркнул Рощин.

Для Рамзана Кадырова заявление об отмене масочного режима – это способ продемонстрировать, что в Чечне раньше всех преодолели эпидемию, считает председатель комитета “Гражданское содействие” Светлана Ганнушкина.

“Для него важно быть первым, не важно, в каком вопросе. Главное, чтобы прозвучало, что Чечня – первый регион, где отменят обязательное ношение масок. Но Чечня фактически проиграла право первой заявить об отмене, однако выиграла за счет даты отмены ношения масок. Зато она первая по дате отмены. Это важно для руководства республики. Таким образом они хотят показать, что регион первым преодолел эпидемию”, – сказала корреспонденту “Кавказского узла” Светлана Ганнушкина.

Она напомнила, что в начале пандемии в Чечне вообще не было масочного режима, что привело к заражениям и летальным исходам. “Из-за этого было огромное количество заболевших и умерших. Но, несмотря на это, в республике хотят показать, что там самое лучшее здравоохранение, самые лучшие врачи и самая лучшая ситуация с эпидемией. Это меня не удивляет. Это обычная история, когда они самые-самые лучшие, но при этом данные, противоречащие друг друга”, – отметила она.

Рамзан Кадыров, спикер парламента Чечни Магомед Даудов и другие высокопоставленные чиновники в Чечне неоднократно угрожали высокими штрафами за несоблюдение масочного режима. При этом местные жители и пользователи соцсетей критиковали их за нарушение этих предписаний. О том, как Рамзан Кадыров и его окружение игнорируют жесткие требования к ношению масок в публичных местах, которые сами же установили для простых жителей республики, говорится в справке “Кавказского узла” “Кадыров без маски: против собственных правил”.

Решение Кадырова не связано с эпидемиологической ситуацией в республике и динамикой смертей, считает профессор географического факультета МГУ Наталья Зубаревич. Она отметила, что Чечня занимает лидирующую позицию по росту избыточной смертности в России. Кроме того, по мнению Зубаревич, региональные власти могут намеренно занижать статистику коронавирусной смертности, поскольку, несмотря на предоставление федеральными властями полномочий в части контроля эпидемиологической обстановки, перед ними регионы все равно должны отчитываться, сообщил 10 февраля “Дождь”.

Число случаев заражения коронавирусом в Чечне за месяц возросло на 1274. Так, к 12 января в республике было зарегистрировано 9811 зараженных, на сегодня их – 11 085. При этом месяц назад Чечня оказалась на втором месте по числу активных больных – их было 3124, а сегодня – 684. К 12 января умерших было 98 человек, на сегодня их число увеличилось до 110. За период пандемии выздоровели 10 291 человек, сообщается на странице Управления Роспотребнадзора по Чечне в Instagram.

Информация о динамике распространения вируса, в том числе в Чечне, отражена в обновляемой справке “Кавказского узла” “Коронавирус добрался до Кавказа”.

Напомним, осенью 2020 года Чечня вошла в список регионов с наихудшей динамикой распространения коронавируса наряду с Калмыкией и Москвой, при этом официальная статистика расходилась с данными об избыточной смертности в республике. “Медиазона” тогда же включила Чечню в десятку регионов с наиболее непрозрачным подсчетом числа смертей от коронавируса. По данным издания, власти Чечни “занижали публикуемые данные об умерших от коронавируса в десятки раз”.

К распространению коронавируса отношение властей Чечни менялось от насмешек и неприятия, угроз в адрес “паникеров” до жестких мер против нарушителей карантина, отмечается в справке “Кавказского узла” “История болезни: как в Чечне с коронавирусом боролись”.

Гор Алексанян

Оригинальный источник: Кавказский Узел