Братья Нажмудина Дудиева и Ибрагима Донашева, обвиняемых по делу об атаке на псковских десантников в 2000 году, заявили главе Чечни о невиновности своих родственников и попросили заступиться за них. Рамзан Кадыров не заинтересован в том, чтобы вмешиваться в ситуацию, констатировали опрошенные “Кавказским узлом” правозащитники.

Как писал “Кавказский узел”, жители Грозного Нажмудин Дудиев и Ибрагим Донашев были задержаны и заключены под стражу в конце ноября 2018 года по обвинению в бандитизме, участии в вооруженном мятеже и посягательстве на жизнь военнослужащего во время атаки в Чечне в 2000 году. Подсудимые назвали версию следствия надуманной. 44 потерпевших подали иски о возмещении морального вреда, сообщил в суде прокурор. На заседании суда 13 января свидетель обвинения Александр Малофеев заявил, что видел Дудиева и Донашева на поле боя у села Улус-Керт. Малофеев в марте 2000 года был в Керчи, установил местный суд. Другой свидетель обвинения Тамбий Хубиев также заявил, что видел Дудиева и Донашева во время боя в Шатойском районе, опознав их по фотографии.

В ночь на 1 марта 2000 года бойцы 6-й парашютной десантной роты 104-го полка 76-й Псковской дивизии ВДВ в районе чеченского села Улус-Керт вступили в бой с отрядом полевых командиров Шамиля Басаева и Хаттаба. Погибли 84 из 90 российских военнослужащих, в том числе 13 офицеров. Еще четверо получили ранения. Потери боевиков составили 370 человек.

Братья обвиняемых обратились к Кадырову

Трое мужчин записали видеоролик, на котором заявили, что их братья Нажмудин Дудиев и Ибрагим Донашев непричастны к нападению на псковских десантников. Они попросили о помощи главу Чечни Рамзана Кадырова. Видеоролик 3 февраля распространили пользователи WhatsApp в Чечне, передал корреспондент “Кавказского узла”.

Трое мужчин представились родственниками Дудиева и Донашева. Один из них рассказал, что Дудиева и Донашева не было на месте убийства. “Рамзан-хаджи, мы два-три раза делали к тебе видеообращение. Знаем, что ты оказываешь помощь людям… Мы не можем дойти до тебя. Собрались, чтобы проинформировать, что наши брат и двоюродный брат там не были”, – сказал один из мужчин, обращаясь в видеоролике к главе Чечни.

После этих слов мужчина поклялся на Коране. “Рамзан-хаджи, большая просьба у нас к тебе: не дай посадить им двух этих безвинных людей… Это двое невиновных людей, имеющих семьи”, – сказал мужчина.

Видеообращение заканчивается просьбой к “братьям и сестрам в исламе” донести их сообщение до Рамзана Кадырова и помочь вернуть задержанных в их семьи.

Следствие считает доказанной вину Дудиева и Донашева

По версии следствия, 43-летний Нажмудин Дудиев и 41-летний Ибрагим Донашев в начале второй военной кампании в Чечне состояли в одной из групп боевиков, подчинявшихся Шамилю Басаеву и Хаттабу, и участвовали в боестолкновении под селением Улус-Керт Шатойского района в конце февраля – начале марта 2000 года, рассказал корреспонденту “Кавказского узла” сотрудник республиканского МВД.

Дудиеву и Донашеву инкриминируются статьи о посягательстве на жизнь военнослужащих, участии в вооруженной группировке и мятеже в целях свержения или насильственного изменения конституционного строя России. “За совершение этих преступлений предусмотрено наказание, вплоть до пожизненного лишения свободы”, – заявил сотрудник ведомства.

Представитель МВД отметил также, что в ходе следствия Дудиев и Донашев частично признали свою вину в инкриминируемых им преступлениях. “Они подтверждают свое участие в банде Басаева, но при этом категорически не признают того, что участвовали в боестолкновении под селением Улус-Керт, где погибла рота псковских десантников”, – сказал он.

По мнению опрошенных корреспондентом “Кавказского узла” жителей Чечни, видеообращение с призывом о помощи и клятвой на Коране дает основание полагать, что Дудиев и Донашев непричастны к нападению на десантников.

“Это обращение с клятвой на Коране и призывом к Кадырову не дать осудить невиновных является криком отчаяния. Автор обращения говорит, что они уже больше года безуспешно пытаются добиться правды, но результатов нет. Видимо, у них есть серьезные основания утверждать, что их братья непричастны к нападению на псковских десантников, раз они клянутся в том на Коране”, – полагает Имран.

Местный житель Магомед также отметил, что “клятва на Коране – это очень серьезная вещь”. “Так что если братья этих людей (Дудиева и Донашева) клянутся на Коране, что они непричастны к тому, в чем их обвиняют, оснований не верить им нет. Во всяком случае для меня”, – заявил он.

Кадыров не заинтересован в поддержке обвиняемых

Маловероятно, что Рамзан Кадыров отреагирует на обращение, считает президент Ассамблеи народов Кавказа Руслан Кутаев. “К Кадырову обратились исключительно, как многим кажется, из-за его влияния в российских органах власти. Но тут иначе: против самого Кадырова достаточно агрессивно настроено руководство федеральных силовых структур. Не исключаю, что, может быть, он с удовольствием бы и помог этим братьям, но вопрос заключается в другом – насколько он имеет силу и власть за пределами Чечни”, – сказал Кутаев корреспонденту “Кавказского узла”.

Отмечая слабое влияние Кадырова на события за пределами региона, Кутаев констатировал, что глава Чечни, прежде всего, защищает приближенных к нему людей. “Однозначно, Кадыров защищает сегодня тех людей, кто стоят с ним рядом, кто работает в силовом блоке, в исполнительной и законодательной ветвях власти, кто неукоснительно выполняет его команды, этих людей он защищает. Конечно, [в зависимости] от отношения Кадырова к таким людям, от того, насколько они ему близки, насколько они являются активными носителями его идеи, его программы, претворяемой им в Чечне, от этого зависит защита этих людей. И на такую защиту могут рассчитывать лишь люди, которые стоят к нему очень близко”, – сказал Кутаев.

Член совета Правозащитного центра “Мемориал” Олег Орлов затруднился вспомнить случаи, когда Кадыров реагировал на аналогичные обращения родственников людей, которые во время второй чеченской кампании были “по другую сторону фронта”.

В первую чеченскую кампанию, в 1994-1996 годах, Рамзан Кадыров воевал на стороне сепаратистов. Осенью 1999 года, в начале второй чеченской кампании, Ахмат и Рамзан Кадыровы перешли на сторону федеральных сил, говорится в биографии Рамзана Кадырова, опубликованной на “Кавказском узле”.

Будучи бывшим боевиком, Рамзан Кадыров намеренно маргинализует таких же людей, не находящихся в его подчинении, что свидетельствует о его стремлении к удержанию власти, считает правозащитник.

“В этом отношении он действует вполне рационально, а не идеологически. В свое время из боевиков он формировал свою личную гвардию. Те, кто переходил на его сторону, оказывались замешаны в различных [сомнительных] действиях, и далее они становились в его безраздельном властвовании его личной гвардией… А дальше он так же, исходя из своих интересов удержания власти, стремится подавить те группы, которые могут претендовать на какую-то самостоятельную, отличную от его точку зрения”, – сказал корреспонденту “Кавказского узла” Олег Орлов.

Вероятность того, что Рамзан Кадыров проигнорирует обращение родственников обвиняемых, достаточно велика, согласна директор Центра анализа и предотвращения конфликтов Екатерина Сокирянская. “Он следует генеральной федеральной линии. Если происходит преследование – значит, есть установка на задержание людей, подозреваемых в таких нападениях, даже по старым делам, и он будет следовать этой общей линии”, – сказала Сокирянская корреспонденту “Кавказского узла”.

По ее мнению, чеченское общество давно поделено на “своих” и “чужих”. “Кадыров никогда не позиционировал себя в роли “отца нации”, он хочет быть лидером лояльных, тех, кто следует его и федеральной линии, а представлять других у него не было никогда желания. Это последствия глубокого внутричеченского конфликта, который продолжается с начала 2000-х годов. Общество давно поделено, все, кто с этим не согласен, давно маргинализованы, подавлены, в основном выехали из республики, а те, кто не выехал, почти не проявляют активности и не высказывают своих критических мнений”, – сказала Екатерина Сокирянская.

Оригинальный источник: Кавказский Узел