Фетва о женском обрезании была выпущена из-за запросов журналистов, а заявлений от потерпевших или просьб дать разъяснения от жителей в связи с этой темой не было, сообщила пресс-секретарь муфтията Дагестана Наира Махмудова. Пока рано говорить о том, возымеет ли фетва какое-то действие, считает кавказовед Ахмед Ярлыкапов.

Как писал “Кавказский узел”, 12 августа Духовное управление мусульман Дагестана анонсировало фетву против женского обрезания. Исламоведы отметили, что верующие не обязаны соглашаться с ней, ее признание зависит от личного авторитета муфтия. 16 августа на странице Отдела фетв муфтията Дагестана в Instagram было опубликовано официальное разъяснение по поводу женского обрезания, в котором указано, что удаление клитора или половых губ нельзя относить к исламу.

По мнению ученых-богословов, под женским обрезанием следует понимать удаление небольшой частички клиторального капюшона, то есть крайней плоти у женщин, и такая процедура делается в том случае, если у женщины есть лишняя кожа вокруг клитора. В противном случае женщина уже считается обрезанной. “Эта процедура называется худэктомия […] Часть ученых-богословов считают эту процедуру необязательной. Худэктомия не предполагает даже частичного удаления клитора, надрезов или иных манипуляций на нем и проводить её в полукустарных или кустарных условиях недопустимо”, – подчеркнули в муфтияте Дагестана, отметив, что клиторидэктомию (операция по удалению клитора, частично или полностью, – прим. “Кавказского узла”), удаление больших или малых половых губ, инфибуляцию (операция на гениталиях, создающая препятствия для полового акта, – прим. “Кавказского узла”) относить к исламу неприемлемо. “Напротив, все вышеперечисленное категорически запрещено в исламе”, – подчеркивалось в заявлении Отдела фетв муфтията Дагестана.

Муфтият Дагестана сообщил об отсутствии жалоб от верующих на женское обрезание

Разъяснение Отдела фетв муфтията Дагестана опубликовано и на сайте Духовного управления республики в разделе, где публикуются фетвы.

Богословское заключение сделали из-за запросов журналистов, заявлений же от потерпевших или просьб дать разъяснения от жителей в связи с этой темой ранее не было, объяснила пресс-секретарь муфтията Дагестана Наира Махмудова сегодня в комментарии РИА “Новости”.

“Возможно, единичные случаи [женского обрезания] где-то и могли быть, но заявлений в Духовное управление от женщин, потерпевших по этому вопросу, не было. Если бы было хоть одно обращение, этот вопрос обсуждался бы раньше. Даже гинекологи говорят, что не сталкивались с этим явлением. Обратились к нам за разъяснением журналисты, поэтому мы решили сейчас дать богословское заключение (фетву)”, – заявила Наира Махмудова.

По ее словам, выросшая в городе, она не сталкивалась с проблемой женского обрезания, пока тема не получила резонанс в СМИ.

Женское обрезание – жестокая, калечащая практика повреждения женских половых органов, нарушающая права человека на здоровье, безопасность и телесную неприкосновенность. В настоящее время в мире насчитывается примерно 140 миллионов девушек и женщин с последствиями женского обрезания, говорится в справке “Кавказского узла” “Женское обрезание на Кавказе”. В ней также собрана информация о типах женского обрезания, его распространении и последствиях для здоровья, а также об отношении к этой практике в исламе.

О том, что на Северном Кавказе не распространена практика женского обрезания, заявил агентству сегодня и председатель координационного центра мусульман Северного Кавказа, муфтий Карачаево-Черкесии Исмаил Бердиев.

“Вообще практика женского обрезания на Северном Кавказе не распространена. Это было когда-то исторически в Дагестане. Есть ли случаи сейчас – лучше спросить в Дагестане. В других республиках Северного Кавказа – точно нет”, – сказал Бердиев.

Примечательно, что в августе 2016 года Исмаил Бердиев заявил о том, что он “выступает за обрезание всех женщин”. Его слова вызвали большой резонанс, после чего Бердиев назвал свое высказывание шуткой. При этом он добавил, что ислам не предписывает обрезание женщин, но “снизить сексуальность женщин” необходимо.

Ранее сообщалось, что проблема женского обрезания особенно остра в Дагестане. По оценкам авторов доклада “Правовой инициативы” за 2018 год, ежегодно минимум 1240 девочек в этой республике становятся жертвами калечащих операций на половых органах. В Ингушетии это практикуют члены братства баталхаджинцев, в Чечне обрезанных можно найти среди пожилых женщин. Ранее “Кавказский узел” также писал, что жительница Чечни добилась возбуждения в Ингушетии уголовного дела об умышленном причинении легкого вреда здоровью ее девятилетней дочери. Женщина утверждает, что бывший муж без ее ведома отвел девочку в клинику в Магасе, где ей сделали обрезание. При этом руководство клиники это отрицает. За обрезание девочки в Ингушетии могут нести ответственность как врач, который провел операцию, так и руководство клиники, предположили опрошенные “Кавказским узлом” юристы.

Муфтият принял фетву под давлением общества

Муфтият Дагестана в последнее время оказался под серьезным давлением, что в конце концов и вынудило его прояснить свою позицию, предположил ученый-кавказовед, антрополог и старший научный сотрудник МГИМО Ахмед Ярлыкапов. По его словам, рано говорить о том, возымеет ли фетва какое-то действие.

“В принципе люди могут к этому прислушаться. Но фетва – это такая вещь… У мусульман могут быть разные авторитеты. Духовное управление мусульман [Дагестана] – это авторитет для части верующих. Для другой части – оно не авторитет. У людей могут быть другие лидеры, которые могут издавать другие фетвы”, – заявил Ахмед Ярлыкапов, слова которого приводит сегодня “Лента.ру”.

Он также отметил, что мусульманин в принципе имеет право выбирать того, кого ему слушать, и чьим фетвам ему следовать. “Но уже большой прогресс, что хотя бы в такой форме фетва была принята”, – подчеркнул Ахмед Ярлыкапов.

По мнению главного редактора журнала “Исламский мир”, исламоведа Раиса Сулейманова, заключение ДУМ Дагестана по женскому обрезанию адресовано, скорее, всему российскому обществу, что “мы этот обряд в Дагестане осуждаем”. По его словам, тему женского обрезания в Дагестане “подняли две активистки пару лет назад”.

“Тогда были статьи в СМИ, что в некоторых аулах Дагестана практикуется женское обрезание. Широкого общественного обсуждения в республике по теме не было, муфтият тогда промолчал. Было впечатление, что тема замалчивается как неудобная. Не ясно, насколько проблема актуальна для Дагестана”, – отметил Сулейманов, слова которого также сегодня приводит РИА “Новости”.

Официальное религиозное разъяснение о запрете женского обрезания в исламе позволит заметно сократить эту практику в Дагестане, заявили ранее опрошенные “Кавказским узлом” правозащитницы. По их мнению, решение республиканского муфтията издать такую фетву стало следствием кампании по осуждению калечащих операций.

Напомним, в Дагестане широкое обсуждение проблемы женского обрезания началось в августе 2016 года после публикации результатов исследования “Правовой инициативы”. Правозащитники отмечали, что калечащие операции на девочках совершаются при поддержке духовенства и рассматриваются населением как религиозная обязанность. Большинство читателей “Кавказского узла” сочли женское обрезание калечащей и не соответствующей традициям ислама практикой, показал проведенный в 2018 году опрос “Дагестан – надо ли обрезать женщин?”.

Оригинальный источник: Кавказский Узел