Атака на полицейских в Грозном стала по меньшей мере седьмым за три года нападением на силовиков в Чечне, Ингушетии и Кабардино-Балкарии, совершенным с применением ножей. В большинстве случаев нападавшими были объявлены уроженцы Чечни и Ингушетии.

Как сообщал “Кавказский узел”, 28 декабря два уроженца Ингушетии были, по версии чеченских силовиков, убиты при нападении на полицейских в Грозном. Погиб один сотрудник полиции, Магомед Джабраилов, другой получил ранения. Рамзан Кадыров заявил, что на полицейских напали с ножами два брата, переехавшие в Чечню из Ингушетии в 2012 году и работавшие в пекарне. Первоначально он утверждал, что нападавшие пытались отобрать оружие у полицейских. Позднее Кадыров изложил другую версию: что полицейские были без оружия.

Представители ингушских родов Тимурзиевых и Султыговых в видеообращении к Рамзану Кадырову потребовали доказательств того, что убитые силовиками были террористами. Спикер парламента Чечни Магомед Даудов, отвечая на их обращение, назначил им встречу и предупредил о кровной мести со стороны родственников убитых. Позднее представители Тимурзиевых и Султыговых опубликовали второе видеообращение, пояснив, что посмотрели видео с места событий, на котором четко видны действия нападавших – Хасана и Хусейна. Они признали свою неправоту и выразили соболезнования семье убитого силовика.

По данным “Кавказского узла”, основанным на собственной информации и сведений из других открытых источников, за три года на Северном Кавказе произошло по меньшей мере семь нападений с ножами на силовиков, включая инцидент с убийством Джабраилова. В большинстве сообщений о ножевых атаках фигурируют имена уроженцев Ингушетии и Чечни.

Так, год назад, 31 декабря 2019 года, на въезде в Магас два человека сбили автомобилем сотрудника ДПС, а потом напали с ножами на патрульный экипаж. По данным силовиков, нападавшими были Микаил Мизиев и Ахмед Имагожев – мастер спорта по армрестлингу. Мизиев был убит, а Имагожев ранен. Погиб также один из полицейских, Зелимхан Кокорхоев, его похоронили в родном селе Средние Ачалуки. Еще три силовика получили ранения и были госпитализированы.

30 сентября 2019 года полицейские в Карабулаке ранили 18-летнего местного жителя после его нападения с ножом на наряд патрульно-постовой службы. По данным МВД, ранение руки получил один из полицейских. Согласно версии следователей, молодой человек был остановлен для проверки документов, после чего достал нож и несколько раз ударил им одного из сотрудников полиции.

1 июля 2019 года при нападении на пост в Ачхой-Мартановском районе погиб полицейский. По данным окружного управления МВД, нападавший подошел к посту, ранил силовика ножом, бросил гранату и был убит ответным огнем. По данным правоохранительных органов, убитый – уроженец села Ачхой-Мартан Зелимхан Мусаев. Ответственность за нападение взяла на себя запрещенная в России судом террористическая организация “Исламское государство”, но чеченские силовики объявили Мусаева наркоманом, женатым на родственнице уехавших в Сирию боевиков. Эта версия привлекла внимание жителей Чечни, поскольку ранее власти к подобному объяснению не прибегали.

За несколько дней до этого инцидента аналогичное нападение на полицейских произошло в Ленинском районе Грозного, недалеко от резиденции главы Чечни и комплекса “Грозный-сити”. Там 23 июня двое силовиков получили ранения при нападении жителя республики Ахмеда Барзаева, 1997 года рождения. Сам Барзаев был убит, “Исламское государство”* также объявило его своим боевиком.

24 января 2019 года было совершено нападение на сотрудников ДПС в Нальчике. Трое из четверых нападавших были убиты на месте, еще один скончался в больнице. В результате нападения был ранен ножом полицейский. Нападавшими оказались четыре жителя Ингушетии, их похоронили в родном селе Сагопши. Родственники убитых рассказали тогда, что ничего не знают о причинах нападения, а ИГ* взяло на себя ответственность за эту атаку.

Террористическая организация взяла на себя ответственность и за нападение на силовиков в Нефтекумске в мае 2018 года. Там полицейские застрелили мужчину, который при задержании ударил одного из патрульных ножом.

Схожие нападения происходили и за пределами Северного Кавказа. Так, 6 марта 2020 года в Москве был ранен сотрудниками полиции выходец из Чечни Зелимхан Юсупов, который был заподозрен в попытке нападения с ножом на полицейских.

А 19 августа 2017 года Артур Гаджиев, сын переселенца из Дагестана, в центре Сургута напал с ножом на прохожих и был убит сотрудниками полиции. После его нападения были госпитализированы с ранениями семь человек. Ответственность за эту атаку также взяло на себя ИГ*.

Культура холодного оружия сформировалась на Северном Кавказе задолго до появления ИГ* и терроризма. На Кавказе холодное оружие издавна воспринималось как семейная реликвия, пояснил коллекционер и эксперт по холодному оружию Востока Камил Хайдаков. “Семейная реликвия, которая переходила от деда к отцу, а от отца к сыну и так далее, во все поколения хранилась”, – рассказал он в телесюжете РГВК “Дагестан” от 15 ноября 2014 года.

В реальности “Исламское государство”* не имеет организационного отношения ко всем терактам и нападениям, сказал в январе 2020 года “Кавказскому узлу” старший научный сотрудник Центра изучения проблем Кавказа МГИМО Ахмет Ярлыкапов. “Но логика терроризма такова, что достаточно взять этот бренд и выразить согласие с идеей организации, чтобы распространять их «дело». Таким образом, не имея отношения к ИГ*, к её руководству, вполне можно использовать организацию как бренд. Других брендов сейчас нет, потому что «Аль-Каида»* в последние годы отходит от таких акций. И её место везде заняло «Исламское государство»*”, – рассказал кавказовед.

По его словам, общая стилистика нападений на представителей государства с использованием ножей и других подручных предметов укладывается в рамки тенденций развития террористических организаций по всему миру, и на Кавказе в том числе.

После разгрома боевиков террористической организации в Сирии и Ираке приверженцы ИГ* перешли к тактике действий “одиноких волков” или маленьких групп-ячеек, которые совершают нападения с использованием подручных средств – ножей, топоров или автомобилей, поясняла ранее “Кавказскому узлу” директор Центра анализа и предотвращения конфликтов Екатерина Сокирянская.

* террористическая организация, запрещенная в России судом.

Оригинальный источник: Кавказский Узел