Центр анализа и предотвращения конфликтов представил доклад «Северокавказские мусульмане в тюрьмах России». По данным правозащитников, приверженцы ислама наиболее подвержены дискриминации в российских колониях. Они сталкиваются с пытками, избиениями, притеснениями со стороны других заключенных, и все это зачастую без возможности увидеть родных.

Мы поговорили с директором центра Екатериной Сокирянской о том, с какими именно проблемами сталкиваются мусульмане в местах заключения, чем обусловлена предвзятость силовиков к уроженцам Северного Кавказа и что делают сами осужденные, чтобы улучшить условия своего содержания.

— В вашем отчете вы говорите, что северокавказские мусульмане — одна из самых уязвимых категорий заключенных в российских тюрьмах. Почему? С какими опасностями сталкиваются заключенные от задержания до последующего пребывания в тюрьме?

— Что северокавказские мусульмане являются самой уязвимой группой заключенных, говорят правозащитники, причем разные и довольно давно, и связывают это с несколькими факторами. Первый фактор чеченских войн, он несвежий, но все-таки по-прежнему имеет влияние на силовиков. На их сознании, безусловно, сказались и чеченские войны, и последующие контртеррористические операции на Северном Кавказе.

Значительная часть сотрудников системы ФСИН побывала в командировках на Северном Кавказе, соответственно, у них сохранилось соответствующее отношение к северокавказским мусульманам, а у некоторых даже негативное и откровенно враждебное, что и не скрывают. Об этом говорят и опрошенные нами бывшие заключенные, и правозащитники. Это первый такой важный фактор, который есть, это фактор этнической, религиозной дискриминации.

Второй фактор связан с тем, что в последние годы, особенно после возникновения ИГИЛ, во всем мире и силовые структуры, и правительство обсуждают проблему радикализации в тюрьмах. Это действительно проблема. Довольно много случаев, когда конкретные очень известные террористы радикализировались именно в тюрьме. Опять-таки, это тоже явление не новое, потому что тюрьма – такое закрытое пространство, где уже исторически так сложилось, что многие радикальные течения там получали распространение.

Сотрудники ФСИН часто не имеют подготовки и знаний, чтобы отличить просто практикующего мусульманина от радикального и ультрарадикального.

Поэтому в связи с этой новой возникшей угрозой перед сотрудниками ФСИН ставится задача выявления и пресечения распространения радикализации. Сотрудники ФСИН часто не имеют подготовки и знаний, чтобы отличить просто практикующего мусульманина от радикального мусульманина и ультрарадикального. Есть люди с радикальными идеями, но они не призывают к насилию, а есть люди с ультрарадикальными идеями, которые действительно пропагандируют террористическую идеологию, насильственную идеологию.

И еще один момент, если говорить об этой уязвимости. Северокавказские мусульмане имеют тенденцию в местах лишения свободы держаться вместе группами. Группы сформированы либо по этническому признаку, либо по религиозному признаку – так называемые джамааты – и они держатся вместе. Соответственно, эти группы себя часто противопоставляют или порой не противопоставляют, а выделяют из существующей этой внутренней тюремной иерархии. И, соответственно, отношение к ним, как к такой группе, не соблюдающей установленные правила.

Продолжайте читать здесь