Стало известно, какие обвинения чеченская полиция выдвинула против задержанных 5 февраля в Нижнем Новгороде и принудительно доставленных в субботу в Чечню братьев: 20-летнего Салеха Магамадова и 17-летнего Исмаила Исаева.

В марте прошлого года парней, по их словам, уже похищали и два месяца держали в одной из секретных чеченских тюрем в наказание за атеистические высказывания в интернете. Но в Уголовном кодексе России нет пока уголовного наказания за атеизм, поэтому Магамадова и Исаева, помимо всего еще и представителей чеченского ЛГБТ-сообщества, теперь обвиняют в пособничестве терроризму.

Для Чечни это обвинение очень банально. Но в данной ситуации оно вызывает, мягко скажем, недоумение. Нынешние чеченские террористы — ярые исламисты, они объединены с международными террористическим фронтом и напрямую разделяют цели и методы запрещенных в России «Аль-Каиды» и «Исламского государства» (ИГИЛ).

Поэтому и обвинение, выдвинутое в адрес Магамадова и Исаева, выглядит крайне нелепо.

Из него буквально следует, что чеченское подполье, тесно связанное с ИГИЛ, принимает в свои ряды даже ЛГБТ-людей, которые делают провокационные коллажи со священной для мусульман книгой

(фотошопят, например, бекон и фекалии на страницах Корана).

Так или иначе, в справке чеченского следственного комитета, которую получил адвокат Марк Алексеев, действующий в интересах задержанных братьев, написано, что в июне прошлого года Магамадов и Исаев «оказывали на территории Серноводского района Чеченской Республики пособничество членам незаконного вооруженного формирования путем предоставления продуктов питания участнику НВФ Борчашвили Рустаму Абазовичу». И якобы чистосердечно признались в этом сотрудникам ОМВД по Серноводскому району. Правда, ни отец задержанных братьев, выступающий в юридическом статусе законного представителя своего несовершеннолетнего сына Исмаила Исаева, ни адвокат братьев не слышали этих признаний. В момент «явки с повинной» они находились за воротами крепости, которую представляет из себя серноводский отдел полиции и в которую их физически не впустили сотрудники полиции.

Что касается Рустама Борчашвили, которому, по версии полицейских, носили еду Исаев и Магамадов, то он — чеченский аналог Кощея Бессмертного.

О том, что его уничтожили, сообщалось еще в 2013 году, но только в прошлом году Рамзан Кадыров дважды (11 октября и 15 декабря) торжественно объявлял о его ликвидации.

При этом, как следует из справки чеченского СУСКа, Борчашвили до сих пор жив и по-прежнему находится в федеральном розыске.

Министр информации и печати правительства Ахмед Дудаев, бывший главред главного рупора чеченских властей ЧГТРК «Грозный», добавил деталей по поводу деяний, якобы совершенных Магамадовым и Исаевым. Дудаев заявил, что оба брата были задержаны за пособничество банде Аслана Бютукаева, которого еще называют «последним полевым командиром Чечни». (Бютукаев причастен ко многим громким терактам, именно он возглавил в середине 2000-х отряд смертников, созданный еще Шамилем Басаевым.)

Борчашвили, которого, по версии чеченских полицейских, кормили Магамадов и Исаев, действительно входил в бандгруппу Аслана Бютукаева. Самого Бютукаева, по официальным данным, убили в Чечне в начале января этого года. Правда, официальная версия выслеживания и уничтожения Бютукаева, публично озвученная командиром Полка патрульно-постовой службы им. Ахмата Кадырова Замидом Чалаевым, вызывает очень большие сомнения в своей правдоподобности.

Поэтому и в смерти Бютукаева тоже нет особой уверенности. Тем более что Бютукаев, будучи после смерти лидера кавказского подполья Докку Умарова самым разыскиваемым в России террористом, умудрялся все эти годы без особых тревог жить в Чечне и вести активную террористическую деятельность.

Что точно не вызывает никаких сомнений в версии чеченских властей, так это связь бандгруппы Бютукаева с террористическими организациями в Сирии. Летом прошлого года контрразведка ФСБ получила сведения о возвращающихся в Россию с Ближнего Востока нескольких группах чеченских боевиков, хорошо вооруженных и профинансированных. Они должны были перейти границу, залечь на дно в Чечне и готовиться к масштабному теракту. ФСБ удалось отследить и уничтожить несколько таких групп на территории Ингушетии и Чечни. В операциях использовали сотрудников чеченской полиции и Росгвардии.

Вообще, работу по выявлению и уничтожению реальных террористов, которую провела ФСБ России в прошлом году, можно признать высокопрофессиональной.

Куда сомнительней выглядит «результат» чеченских силовиков, которые, получается, только и смогли, что поймать двух братьев — Салеха Магамадова и Исмаила Исаева. Один из них — трансгендер, сидящий на гормонах, а второй — гей.

И оба, вот беда, совершенно не верят ни в исламский халифат, ни в рай с 72 девственницами для шахидов-смертников.

Елена Милашина

Оригинальный источник: Новая газета