Как и в случае с июльскими санкциями США против главы Чечни Рамзана Кадырова, рассказ бывшего полицейского о пытках задержанных в республике запустил защитные механизмы властей в виде “протеста” местных жителей. Общественная палата, чиновники региона жалуются на клевету, силовики просят у президента России защиты от порочащих публикаций. Это не единственные случаи, когда население Чечни оказывается втянуто в провластную пропаганду.

Резонансное интервью вышло в “Новой газете” 15 марта. В нем старший сержант Сулейман Гезмахмаев, бывший сотрудник полка имени Ахмата Кадырова, разоблачает практику пыток и казней жителей Чечни.

Последовавшая реакция представляет жертвами отнюдь не убитых и запытанных подозреваемых, а самих полицейских и их семьи. Согласно открытому обращению Общественной палаты, рассказ об их деяниях заставил страдать родственников сотрудников – нанес им моральный вред и психологическую травму.

Обращение к Путину сделали вооруженные силовики демонстративным и ультимативным способом

А бойцы полка полиции специального назначения призвали президента РФ Владимира Путина защитить их от журналистов “Новой”, коих назвали “рупором западных спецслужб”. За них заступились и уполномоченный по правам человека в Чечне Нурди Нухажиев, и ряд чиновников и простых граждан.

“В последних событиях важно то, что имеют место открытые угрозы в адрес “Новой газеты” и лично журналистки Елены Милашиной, которые необходимо расследовать, – рассуждает в беседе с Кавказ.Реалии замдиректора по Европе и Центральной Азии Human Rights Watch Татьяна Локшина. – В прошлом году в Чечне Милашина и адвокат Марина Дубровина стали жертвами нападения: их избили, и это не было расследовано. Таким образом, угроза здесь совершенно реальна. Что мне кажется новым в этой истории – это тот факт, что обращение к Путину сделали вооруженные силовики демонстративным и ультимативным способом, то есть предупредили, что в случае бездействия Кремля они разберутся сами”.

Ранее провластная пропаганда в Чечне активизировалась летом 2020 года, когда Государственный департамент США ввел против Кадырова ограничительные меры за нарушения прав человека. Кампания в его поддержку включала подобные заявления о “коварном Западе” и обвинения во лжи в адрес критиков главы Чечни. Тематические высказывания заполонили соцсети, особенно в комментариях к новостям о санкциях.

“Мы прекрасно понимаем, что собой представляют кампании народной любви, народной поддержки в Чечне, – отмечает в беседе с Кавказ.Реалии директор “Центра анализа и предотвращения конфликтов” Екатерина Сокирянская. – Они, безусловно, организованы властями. У меня нет никакого сомнения в том, что это такой дирижированный спектакль для внешнего и внутреннего потребителя. С одной стороны, для самих чеченцев, чтобы по телевидению можно было продемонстрировать народный гнев, а с другой стороны, для Москвы, чтобы показать, что за республиканскими элитами, за лидером такая невероятная народная поддержка”.

Это такой дирижированный спектакль. С одной стороны, для самих чеченцев, а с другой – для Москвы, чтобы показать, что за лидером такая невероятная народная поддержка

Онлайн- и иная деятельность в защиту Кадырова – неотъемлемая часть рабочих обязанностей чеченских бюджетников. Так, на волне санкций некоторые сотрудники рассказывали, что от них требуется оставлять не менее десяти хвалебных комментариев в месяц в аккаунтах новостных ресурсов республики. Для подтверждения сделанной работы их обязали отправлять скрины своих записей начальству.

Другой тип провластного труда – участие в митингах, демонстрациях, различного рода мероприятиях, организуемых “сверху”. Сюда относятся и футбольные матчи, где даже не интересующиеся футболом болеют за местный клуб “Ахмат”. В противном случае им грозят увольнением, а студентам вузов – “проблемами”.

Присутствия на таких акциях недостаточно. К примеру, в преддверии первомайской демонстрации министерствам как-то поручили не только выделить по 100–300 сотрудников, но и придумать по пять лозунгов ко Дню труда, подготовить транспаранты и флаги России и Чечни. Запасаться изображениями руководителя республики бюджетникам необходимо и ко Дню народного единства. Как правило, устанавливается необходимый минимум на число портретов Кадырова, его отца Ахмата и президента Путина. Плакаты включают такие надписи, как “Рамзан Кадыров – гордость Чечни” и “Кадыров – гроза 5-й колонны”.

В 2019 году жители Чечни сообщали, что их заставляют вступать в партию “Единая Россия”. Полторы сотни анкет прислали как минимум для одной из школ Грозного – учителям и родителям учеников. Путем массовых уличных акций с названиями вроде “Россия в моем сердце!” и “Празднование годовщины возвращения (на самом деле аннексии. – Ред.) Крыма”, предвыборных агитаций местные чиновники демонстрируют верность кремлевской политике. Такая работа приводит к тому, что на бумаге Чечня – в лидерах доверия президенту РФ Владимиру Путину.

“Люди выходят с плакатами в поддержку Кадырова против тех, кто обвиняет чеченское руководство в нарушениях прав человека. Это происходит годами и не вызывает удивления с учетом того, насколько высока цена за отказ это делать. Чтобы защитить свои семьи, люди готовы оказывать публичную поддержку чеченскому руководству. Те, кто работает в бюджетной сфере, получают соответствующую разнарядку сверху. Поэтому говорить о том, что это такой спонтанный народный гнев, не приходится”, – подчеркивает Локшина.

Жалобы местных жителей о принуждении к участию в провластных мероприятиях поступают из Чечни анонимно, но регулярно. Кавказ.Реалии о них неоднократно писал. Чиновники эти сообщения опровергают, называя их “информационными вбросами”.

Любовь Меренкова

Оригинальный источник: Кавказ.Реалии