Особенностью профилактических бесед в Чечне является стремление унизить нарушителей, указала правозащитница Светлана Ганнушкина после того, как силовики отчитали жителей Курчалоевского района. Юрист Евгений Черноусов отметил, что публиковать видео таких бесед силовики могут только с согласия нарушителей.

Как писал “Кавказский узел”, в середине августа силовики собрали группу правонарушителей в здании Курчалоевского ОВД и записали на видео профилактическую беседу. Такие видео служат отчетами перед начальством, указали местные жители.

Беседу с молодыми людьми провел глава районного ОВД Рустам Агуев. Он не уточнил, за какие именно проступки отчитывает юношей, зато уделил много внимания идеологическим моментам. “Это район Ахмата-хаджи [Кадырова]. Мы не можем позволить никому шутить на этом пути”, – сказал, в частности, полицейский начальник. Ранее, в начале января, когда в ОВД Курчалоевского района отчитали молодых людей, скандировавших на новогоднем празднике лозунг: “Бачи-Юрт – сила!”, полицейские также объяснили столь плотный контроль за молодежью тем, что “это район Ахмата-хаджи [Кадырова]”.

Оюб Титиев усомнился в особом статусе Курчалоевского района

Курчалоевский район действительно имеет в Чечне особый статус, поскольку это родина Рамзана Кадырова и его отца, указал президент Ассамблеи народов Кавказа Руслан Кутаев.

“Это особая зона в Чечне из-за того, что в село Центорой или Ахмат-Юрт находится в Курчалоевском районе. Там жил отец Рамзана Кадырова, а сегодня там живут многие его родственники. Район имеет особый статус с точки зрения развития инфраструктуры, благополучия и так далее. И правоохранительные органы работают там как-то по-другому, лучше”, – указал корреспонденту “Кавказского узла” Руслан Кутаев.

После смерти первого президента Чечни Ахмата Кадырова в республике стал создаваться его культ. Это выразилось, в частности, в переименовании села Центорой, а также присвоении имени Ахмата Кадырова целому ряду спортивных клубов и главному спорткомплексу Грозного, новому микрорайону в Надтеречном районе, проспекту в Грозном, мечети в столице Чечни. При этом культ личности исторически не свойствен чеченскому менталитету, указал ранее “Кавказскому узлу” руководитель Human Rights Analysis Center Ахмед Гисаев.

По данным Кутаева, Курчалоевский район не отличается числом нарушений прав человека. “Везде в Чечне одинаково преследуются граждане, везде спускаются подобные приказы, везде с одинаковым рвением исполняют спущенные установки. Курчалоевский район в этом плане не отличается от других”, – подчеркнул он.

Не отличается Курчалоевский район и числом правонарушений, указал Оюб Титиев, сотрудник Правозащитного центра “Мемориал” и комитета “Гражданское содействие”, в прошлом руководитель офиса “Мемориала” в Грозном. “Нарушений в этом районе Чечни столько же, сколько в других. Правонарушения фиксируются примерно в одинаковом количестве везде”, – сказал правозащитник корреспонденту “Кавказского узла”.

При этом Титиев не считает, что у Курчалоевского района есть какой-то особый статус. “Да, там проживал Ахмат Кадыров, но из-за этого район не получил особого статуса, как мне кажется. Этот район в этом плане не выделяется”, – сказал Оюб Титиев.

Формат профилактических бесед определен законом

В Чечне культивируется все, что связано с именем Ахмата Кадырова, указала глава комитета “Гражданское содействие” Светлана Ганнушкина. “Это стало нормой для Чечни. Там стараются культивировать все то, что связано с именем отца Рамзана Кадырова”, – подчеркнула Ганнушкина.

Она раскритиковала формат профилактических бесед, избранный чеченскими силовиками. “Проведение профилактических бесед – это даже хорошо, может дать свои результаты. Проблема в том, что в Чечне во время профилактических бесед унижают достоинство человека”, – сказала правозащитница.

Само по себе проведение профилактических бесед не противоречит российскому законодательству, отметил адвокат, полковник МВД в отставке Евгений Черноусов. “Это все в рамках федерального закона “Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации”. Статья 19 закона гласит, что профилактическая беседа состоит в разъяснении лицу, в отношении которого применяются меры индивидуальной профилактики правонарушений, его моральной и правовой ответственности перед обществом, государством, социальных и правовых последствий продолжения антиобщественного поведения. То есть закон позволяет проводить беседу с правонарушителем с целью его правового просвещения и правового информирования”, – сказал корреспонденту “Кавказского узла” Евгений Черноусов.

Но записывать беседу на видео и публиковать ее можно только с согласия правонарушителя, подчеркнул адвокат. “В этой ситуации явных нарушений прав нет. Беседа может проводиться также в групповом формате. Это решает представитель правоохранительных органов, который проводит беседу. Также он может принять решение о записи беседы и публикации материалов. Но запись может вестись только с согласия гражданина, с которым ведется беседа, или граждан, если это групповой формат. Если они дали свое согласие на видеозапись, тогда нарушений нет. Другое дело, если все это сделано против их желания”, – пояснил Евгений Черноусов.

Чеченские силовики регулярно публично отчитывают нарушителей. Так, 11 июля в чеченском паблике было опубликовано сделанное в отделе полиции видео, на котором показаны три молодых человека, задержанные за грубое нарушение правил дорожного движения, и отцы двоих из них. Оба немолодых мужчины признались на камеру, что опозорены поступком сыновей. Во время действия режима самоизоляции силовики собирали нарушителей вместе и проводили с ними беседы, записывая происходящее на видео.

Принятая в Чечне практика принуждения к публичным извинениям вышла далеко за пределы Кавказа, от принудительных извинений не застрахованы ни политики, ни религиозные деятели, говорится в справке “Кавказского узла” “Мода на извинения: от Чечни до самых окраин”. “Кавказский узел” ведет “Хронику публичных извинений на Кавказе”.

Гор Алексанян

Оригинальный источник: Кавказский Узел