Публичное отречение родных является позором в глазах чеченцев, и власти Чечни заставили таким способом замолчать многих своих оппонентов в диаспоре, считает блогер Сайд-Хусейн Магомадов. Чеченские власти воспроизводят методы, характерные для тоталитарных режимов, указали президент Ассамблеи народов Кавказа Руслан Кутаев и правозащитница Светлана Ганнушкина.

Что было потом: родственникам Салмана Тепсуркаева, от которого публично отрекся отец, угрожали расправой, рассказала жена Тепсуркаева.

“Кавказский узел” писал, что родственники проживающего в Австрии блогера Сайд-Хусейна Магомадова провели сход, на котором прокляли его за критику чеченских властей и лично Рамзана Кадырова. Некоторые пользователи Instagram предположили, что родственники вынужденно выступили с публичным осуждением блогера. Так считает и сам Магомадов. Он не стал публично реагировать на сход, но упрекнул Кадырова за действующий в республике принцип коллективной ответственности. Сайд-Хусейн Магомадов опасается за свою жизнь, но не намерен прекращать вести блог. Неприятие властей Чечни растет, число критиков увеличивается, но многие не готовы к публичным заявлениям из опасения мести, указали “Кавказскому узлу” беженец Муса Ломаев и глава объединения “Ичкерия” Хусейн Исханов.

Такие публичные отречения от родственников – принятая в Чечне формальность, заявил корреспонденту “Кавказского узла” блогер Тумсо Абдурахманов. “Все понимают ее постановочность – и Кадыров, и родственники, и “провинившийся”. Просто Кадыров очень любит эти формальности. Это спектакль для одного зрителя”, – считает Абдурахманов. По его словам, подобные извинения не мешают общению родственников. “Они продолжают общаться, с улыбкой вспоминая и разбирая все то, что говорили родственники на видео”, – рассказал блогер.

Блогер Сайд-Хусейн Магомадов сообщил, что не может связаться с родными в Чечне. “Все понимают искусственность этих извинений. Это делается для устрашения других, кто хотел бы критиковать власти Чечни открыто. Чтобы этого не допустить, они выставляют родственников напоказ. При этом окольными путями общаться с родственниками, чтобы узнать, что они думают на самом деле, очень сложно, практически невозможно. Они должны действительно прекратить общение. В Чечне все контролируется, и это проверяется”, – заявил Магомадов корреспонденту “Кавказского узла”.

Зачастую такой метод давления на эмигрантов, как угроза отречения родственников, оказывается действенным, указал блогер. “На многих это действует. Многие боятся этого вида наказания, так как это считается позором для чеченцев – когда родственников заставляют извиняться. Все, что в Чечне происходит – в точности сталинские времена. Только тогда делали все открыто, а сейчас скрытно. Не на камеру тоже много чего происходит. Сколько людей посадили на бутылку скрытно? Блогеры, которые открыто критикуют власти, считаются врагами чеченского народа”, – сказал Сайд-Хусейн Магомадов.

В сентябре широкий резонанс в Чечне и за ее пределами вызвало видео, на котором обнаженный человек, назвавшийся Салманом Тепсуркаевым, садится на бутылку, поясняя, что делает это в наказание за сотрудничество с критикующим чеченские власти Telegram-каналом 1ADAT. Авторы канала заявили, что модератора их чата похитили и публично унизили силовики, говорится в справке “Кавказского узла” “Пытки за ADAT: за что унизили критика Кадырова”. На “Кавказском узле” также опубликована биографическая справка о Салмане Тепсуркаеве, чья судьба с начала сентября 2020 года остается неизвестной.

Магомадов уверен, что если бы не давление на родственников в Чечне, среди эмигрантов было бы больше чеченских блогеров. “Блогеров всего пять-шесть в Европе, так как открыто давят на родственников. Если бы была свобода слова, 100% чеченцев высказались бы против Кадырова. Пока что Кадырову дан зеленый свет делать в Чечне все что угодно, лишь бы Чечня оставалась с Россией”, – полагает Магомадов.

Фактически родственники эмигрантов из Чечни берутся властями в заложники, причем огласке предается только часть таких случаев, считает президент Ассамблеи народов Кавказа Руслан Кутаев.

“Публичное выступление родных, когда кого-то власти преследуют или кто-то идет против власти, будь то блогер, политик или правозащитник, стало уже рутиной. Первое, что власть делает, чтобы нейтрализовать своего оппонента – захватывает в заложники родственников. Родные на камеру отрекаются от этого человека, говорят очень плохие вещи про своего родственника. Но это предают огласке только в том случае, когда человек отказывается подчиняться требованиям родственников. А наверняка очень много случаев, когда родственники звонят и говорят: “У нас проблемы, власти нам делают то-то и то-то”. И человек прекращает свою деятельность”, – отметил Кутаев.

Он добавил, что публичные отречения направлены не столько на то, чтобы наказать провинившегося, сколько в назидание другим критикам режима. “Чтобы другим неповадно было: “Если вы на это пойдете, с вами будет такое же”, – пояснил Руслан Кутаев.

Руслан Кутаев сравнил публичные отречения родственников с практикой сталинских времен, видоизмененной с учетом чеченских традиций. “По совокупности все это – наследие сталинского строя, когда, как мы еще помним, муж обвинял жену, жена обвиняла мужа, детей. Для чего власть это делает, хотя всем очевидна искусственность отречения? Потому что для людей морально и психологически тяжело, когда унижают родственников. Когда вся Чеченская Республика смотрит, как родные унижаются, оскорбляют своего родственника, когда они опускаются до этих унижений под угрозой расправы, многие через это пройти не могут, и власть пользуется этим”, – указал глава Ассамблеи народов Кавказа.

Он отметил, что рисковать жизнью родных часто тяжелее, чем своей собственной. “Параллельно, если человек сопротивляется попыткам воздействия на него, прорабатываются другие варианты, такие как удавшиеся случаи физического устранения – это мы видели и знаем. Есть очень много людей, которые хотели бы, рискуя даже своей жизнью, многое сделать, но власть нащупала очень тонкое место, слабость чеченской сущности – невозможность рисковать жизнями близких людей. Конечно, некоторые люди отступали от этого принципа. Хотя их уговаривали родственники, они от своего дела не отступали”, – сказал Кутаев.

О расправах над оппонентами главы Чечни говорится в справке “Кавказского узла” “Убийства критиков Кадырова в странах Евросоюза”.

С выводами Кутаева согласна и председатель Комитета “Гражданское содействие” Светлана Ганнушкина. По ее мнению, практику публичного отречения родственников “можно сравнить с любым тоталитарным режимом, где признается коллективная ответственность, ответственность семьи за каждого ее члена”.

“Понятно, что люди это делают неискренне. Конечно, родственники стараются продолжать общаться, хотя не всякий готов простить такое отречение. Это обычная практика тоталитарных режимов, но это еще и отражение представлений Рамзана Кадырова об устройстве мира. Когда чеченские беженцы требовали, чтобы их как-то устроили, им отвечали: “Езжайте к родственникам. У вас есть родственники. Не может быть одинокой женщина – пусть она едет к брату. Она вдова с детьми, пусть едет к брату. Почему государство, почему он, Рамзан, должен за это отвечать, когда у нее есть какие-то родственники – если не родные браться, то двоюродные?” – сказала корреспонденту “Кавказского узла” Ганнушкина.

Она напомнила о случаях, когда отцы отрекались на похоронах от сыновей, ставших боевиками. “Даже похоронить родного человека спокойно не давали. И все это – продолжение. Рамзан Кадыров может позволить себе все что угодно, а ему все что угодно позволяет Владимир Путин. Но все больше блогеров появляется потому, что люди не готовы терпеть тиранию бесконечно. И такие методы борьбы только усугубят проблему. Никаких гарантий безоблачного правления эти методы самому Кадырову не дают”, – полагает Ганнушкина.

Анастасия Кириленко

Оригинальный источник: Кавказский Узел