Слова главы Чечни Рамзана Кадырова о том, что убитые в ходе спецоперации в Грозном 13 октября предполагаемые боевики проникли на территорию России из-за границы, ставят вопросы о работе спецслужб, отметили опрошенные “Кавказским узлом” эксперты.

Что было потом: пользователи Instagram сочли инсценировкойубийство боевиков в Грозном, аналитики поспорили о целях слов Кадырова про боевиков из-за границы, а силовики допрашивают родственников убитых в Грозном предполагаемых боевиков

Как сообщал «Кавказский узел», 13 октября в Октябрьском районе Грозного впервые с декабря 2016 года был введен режим контртеррористической операции. Силовики заблокировали дом, в котором, по их данным, находились предполагаемые боевики. В перестрелке убиты четверо предполагаемых боевиков, погибли два сотрудника Росгвардии и один полицейский. Согласно озвученным Рамзаном Кадыровым данным силовиков, предполагаемые боевики прибыли из-за границы и планировали в Чечне серию терактов. Глава Чечни в тот же день назвал имена убитых предполагаемых боевиков. Это 32-летний Майрбек Имамурзаев, 24-летний Магомед Цураев, 27-летний Магомед Магомедов и 28-летний Рамзан Муртазалиев.

Спецоперации с убийством предполагаемых участников вооруженного подполья в Чеченской Республике, как и в любом ином регионе России, где они проводятся зачастую даже в больших масштабах, могут свидетельствовать об иллюзорной стабильности в сфере безопасности и отсутствии полного контроля, о котором часто сообщают руководители разных специальных служб и главы регионов, считает адвокат Московской коллегии адвокатов Заурбек Садаханов.

«Не ставя под сомнение и не опровергая версии о мотивах произошедшего, итогом всего этого являются человеческие жизни. С обеих сторон – и это уже печально. Однако в ситуации систематического нарушения чьих-то прав, постоянных пыток, похищений, убийств и унижений – такие происшествия ожидаемы и предсказуемы. Это единое целое в силовой системе РФ. Неважно, где эти люди находились, откуда вернулись, но факт в том, что почвой для такой возможности становятся незаконные, неправомерные действия силовых органов. К сожалению, эта видимость контроля всего и над всеми – мнимая. При малейшей возможности найдутся люди, которые заинтересованы в подобных акциях», – сказал он 13 октября корреспонденту «Кавказского узла».

Спецоперация в Грозном 13 октября стала второй в Чечне за три дня. 11 октября два предполагаемых боевика были убиты во время контртеррористической операции в Серноводском районе республики вблизи границы с Ингушетией. 12 октября источники сообщили, что убитые опознаны как Рустам Борчашвили и Казбек Байдулаев. Об особенностях правового режима контртеррористической операции можно прочитать в справке “Кавказского узла” “Режим контртеррористической операции (КТО)”.

Факт проникновения в Россию из-за границы участников столкновения с силовиками, которые при этом находятся в федеральном розыске, свидетельствует, по мнению адвоката, о том, что «правоохранительные органы заняты более важными для себя, личными интересами, чем охраной общественного порядка в РФ».

«Я не разделяю – здесь совокупная ответственность всех силовых и специальных ведомств. Это и спецслужбы, и пограничники, и другие люди, на которых возложена охрана общественного порядка, в том числе границ РФ. В этом смысле совокупность возможностей – и подделка документов, и неизвестные тропы, по которым можно пройти, и какие-то возможности перехода границ нелегально, незаметно – все это могло происходить. Мы знаем, что в РФ можно и купить поддельные документы, и дать взятку, но факт в том, что эти люди смогли, находясь в розыске, пересечь границу и провести громкую операцию. Это говорит об отсутствии контроля. Можно усилить репрессии, преследовать, пытать, но это ничего не даст. Почвой для подобных акций является насилие со стороны силовых структур, и чем больше людей, чьи права нарушены, тем, к сожалению, по нарастающей это будет происходить», – считает юрист.

Убитые могли пересечь границу России, минуя пункты пропуска

По мнению полковника ФСБ России в запасе, бывшего заместителя председателя Комитета по безопасности Госдумы Геннадия Гудкова, слова Кадырова о том, что предполагаемые боевики прибыли из-за границы, не могут свидетельствовать о какой-то конкуренции с силовыми структурами.

«Единственным органом по Конституции, кто обязан решать вопросы, связанные с угрозой конституционному строю, является ФСБ. Ни Росгвардия, ни МВД с прокуратурой, ни МЧС, никто иной не может определять этот вопрос. Это ведомство ФСБ. Там заводятся дела по этому составу преступлений, принимаются решения о задержании, розыске. Если каким-то образом выявлением террористов и экстремистов занимаются другие структуры – они выходят за рамки конституционных полномочий российского закона. Губернатор – всего лишь высшее должностное лицо на той или иной территории. ФСБ ему не подчиняется. Она лишь координирует с ним исполнение своих обязанностей. Никаких иных взаимоотношений между региональным руководителем и ФСБ не предусмотрено законом России и Конституцией», – сказал он корреспонденту «Кавказского узла».

Он не исключил, что лица, находящиеся в федеральном розыске, могут пересечь государственную границу Российской Федерации, минуя пункты пропуска. «Нелегальные границы есть и в Ростове, и на Кавказе, и в Средней Азии. Сегодня, к сожалению, граница РФ не является какой-то большой проблемой. Вопрос только в том, насколько объективно выдвинуты обвинения в адрес этих людей. Было бы полезно выслушать точку зрения соседей, родных, близких. Фото с Докку Умаровым есть у многих нынешних чеченских руководителей – это не главный характеризующий признак. Если это произошло с ведома пограничников, в силу коррупционных отношений – конечно, они несут ответственность. Однако все равно госграницу обходят, сил и денег полностью закрыть границу нет. Это проблема давняя. Я был еще зампредседателя Комитета по безопасности Госдумы и был вынужден по просьбе пограничников поднимать вопрос о критическом неисполнении программы госграницы РФ. Полагаю, за это время госграницы так и остались необорудованными, и не думаю, что проблема решена сейчас или будет решена в ближайшем будущем. Претензии можно предъявлять кому угодно, но все равно любые границы проницаемы», – сказал Гудков.

Докку Умаров – эмир квазигосударства Кавказский Эмират (Имарат Кавказ) (деятельность организации в России запрещена судом), признанного в РФ террористической организацией. Первые сообщения о его смерти появились в январе 2014 года, в марте того же года северокавказское подполье организации официально заявило о его смерти. В сентябре 2017 года останки, предположительно принадлежащие Умарову, были обнаружены в горах Ингушетии, говорится в биографии Умарова на “Кавказском узле”.

Один из убитых в спецоперации Рамзан Муртазалиев, по данным связанного с силовиками Telegram-канала “Розыск Ингушетия”, является членом организации “Вилайат Кавказ”, которая создана на основе “Имарат Кавказа”.

Он затруднился оценить эффективность проведенной операции с точки зрения условий для сохранения жизней сотрудников спецслужб, однако отметил, что сам подход государства к проблеме не исключает таких жертв в дальнейшем. «Могли быть допущены очень серьезные ошибки, но я бы сосредоточил внимание на другом факторе. Мне бросился в глаза возраст этих ребят. Это молодые люди, которые не нашли себя в жизни. И если они действительно уезжали в Сирию, это говорит о глубоких корнях радикализации в Чечне и на Кавказе. Это серьезная проблема, которую не решить только одними спецоперациями. Идеологические проблемы не решаются силовым способом, это не решаемая задача. Вместо одних боевиков придут другие, убежденные бойцы, которые встанут на путь радикализма и экстремизма… У нас нет понимания идейной борьбы. У нас один жесткий ответ, который не решает проблему», – заключил Гудков.

Заявление Кадырова является вызовом в адрес спецслужб

По мнению председателя Совета Правозащитного центра “Мемориал” Олега Орлова, заявление Кадырова о том, что убитые в спецоперации предполагаемые боевики могли вернуться из Сирии, является безусловным вызовом в адрес спецслужб.

«Если люди, находящиеся в федеральном розыске и воюющие в Сирии, вернулись в Россию – это очень интересный факт, означающий наличие канала, по которому могут возвращаться боевики. До сих пор этого не было. Я сомневаюсь, что так на самом деле. Однако если это так, то это говорит об очень многом. Слова Кадырова, если они верны, показывают плохую работу наших спецслужб. Но, думаю, скорее всего они не совсем соответствуют действительности. Это безусловный вызов в сторону ФСБ, а последует ли с их стороны реакция – вне моей компетенции», – сказал он корреспонденту «Кавказского узла», напомнив о наличии «традиционного противостояния или конкуренции между ФСБ и Кадыровым с его окружением».

По мнению Орлова, делать выводы о неподготовленности к спецоперациям из-за троих убитых силовиков, не следует. «Последнюю серию спецопераций нужно связывать со спецоперациями, которые проводились в Ингушетии. Возможно, они добивают какие-то структуры, общие для Ингушетии и Чечни. Сотрудники могут погибнуть и по случайности, в ходе любой спецоперации. Потому делать какой-то вывод о неподготовленности не следует, кроме как пособолезновать их близким», – заключил он.

7 сентября три человека были задержаны после попытки вооруженного нападения на полицейских на посту “Маяк 12” в Ингушетии.

Проведенная спецоперация могла быть спонтанной

Слова Кадырова о проникновении боевиков из Сирии в Россию не стоит относить на счет пограничной службы России, считает президент Международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора “Альфа” Сергей Гончаров.

«Огромное множество людей находится в федеральном розыске, и это долгая, трудоемкая работа, которая длится годами. Боевиков в Сирии было около 10 тысяч – это граждан РФ и ближнего Зарубежья. И когда эта организация была разбита в Сирии, то уверяю, что большое количество этих людей вернулось разными способами на территорию РФ и сопредельных республик. Потому говорить о том, что ФСБ, поставив на федеральный розыск, тут же решит эту проблему – я бы с этим не согласился, и реакция Кадырова была совершенно об ином. Попасть на территорию РФ можно, минуя пограничный столб», – сказал он корреспонденту «Кавказского узла».

При этом ветеран «Альфы» не исключил, что боевики могли и вовсе находиться все это время в регионе. «Маршрут проникновения боевиков в Чечню покажут следственные действия, проводимые по итогу спецоперации. На сегодня Кадыров утверждает, что это чеченцы, находившиеся в федеральном розыске, а сейчас прибыли на территорию Чечни, чтобы провести террористические акты. Это версия Рамзана Кадырова. Но возможна и иная версия, что они были в Чечне, но на определенное время затихли и ждали время для проведения террористических актов и, возможно, это связано с войной между Азербайджаном и Арменией», – предположил Гончаров.

Полномасштабные боевые действия начались в Нагорном Карабахе 27 сентября. По информации властей Нагорного Карабаха на 11 октября, погибли 393 солдат Армии обороны и 25 мирных жителей, еще около 100 мирных жителей ранено. По данным Генпрокуратуры Азербайджана на 11.00 мск 13 октября, в результате обстрелов погиб 41 мирный житель, ранены 206. Данные о боевых потерях власти Азербайджана не озвучивают, говорится в справке “Кавказского узла” “Карабах: эскалация конфликта или новая война?”. Новости о событиях в зоне конфликта “Кавказский узел” публикует на странице “Карабах: худой мир или война?”

По мнению Гончарова, итоги проведенной спецоперации могут свидетельствовать о ее спонтанности. «В Чечне давно не было таких террористических актов, и сейчас это вызывает беспокойство, поскольку Кадыров реально влиял на ситуацию, и боевики на долгое время затихли в регионе. То, как проведена эта операция, вероятно, свидетельствует о ее спонтанности. Кто первым блокировал боевиков, тот первым и решил действовать в этой ситуации. И, к сожалению, трое сотрудников погибли», – заключил Гончаров.

* организация признана террористической и запрещена в России решением суда.

Оригинальный источник: Кавказский Узел